Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 13:25 04.09.15
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей 2

    ПРЕЖДЕ чем начать очередную дискуссию, давайте вернемся лет эдак на 20 назад и предложим командиру воинской части в каждой роте поставить компьютер. Что там на тот момент было? Первые ЭВМ? Думаю, «путевка» в психиатрическое отделение ближайшего госпиталя «рационализатору» была бы обеспечена. Путь туда, правда, шел бы через «особый отдел», где суровый майор непременно спросил бы о целях такого предложения: уж ни копирование и распространение ли секретной информации? Утрирую, конечно…

    Но теперь прокрутим время на 10 лет вперед, в начало нулевых, и предложим Министерству обороны разрешить солдатам носить с собой мобильные телефоны и разговаривать с родными по скайпу. Думаю, идею тоже бы высмеяли. А между тем боец с мобильником сегодня ни удивления, ни подозрения не вызывает, Впрочем, стоп! Это у гражданских вопросов нет. Тогда как в военном ведомстве, как ни парадоксально, до сих пор однозначного и категорического решения по данному вопросу нет. При этом тема актуальна уже несколько лет, «Спецназ» к ней уже обращался, публикуя комментарии специалистов в погонах. Однако дебаты до сих пор не умолкают. И не только в интернет—пространстве.

    Совсем недавно мой подначаленный студент—стажер, отслуживший пару лет назад «срочную», как раз возмущался: в его части мобильных бойцы практически не видели. Через день — на ремень, через день на картошку, а «сотовый» вопрос решало командование части, распорядившееся: телефоны сдать! И звонить по мобильнику в строго установленное время. У сегодняшнего студента—стажера тогда специфика армейской службы была такова, что «строго установленное время» с отведенным командованием не совпадало. Понимаю командиров, для которых любая мелочь, отвлекающая от службы, — помеха.  А вот просто позвонить подруге на сотовый нельзя. Как бы сказал мой замполит, — давайте разберемся.

    Понимаю солдата, которому, как известно, нет ничего роже сточки родных, любимой. И если на гражданке ты пользовался всеми доступными средствами связи, то в армии волей-неволей ощущаешь себя попавшим в прошлый век. Хотя в ротной канцелярии уже стоит Пентиум, а в «ленинской» комнате DVD и кое-где ЖК—телевизор, по которому можно посмотреть не только «В зоне особого внимания», но и «Цельнометаллическую оболочку».

    История вопроса
    ИТАК, сотовые телефоны в нашей стране появились в конце 90—х, а массово стали распространяться после того, как известные мобильные телесистемы пришли на белорусский рынок. С тех пор они настолько прочно вошли в гражданский обиход, что сегодня городской телефон служит, по-моему, для того, чтобы позвонить себе же на мобильный и по знакомой мелодии обнаружить его завалившимся под кровать. Таксофоны, скорее всего, и вовсе скоро станут памятниками проводной связи, так что с каждым новым призывом в армию все меньше и меньше солдат пользуются их услугами, ибо звонить родным на мобильный по карточке крайне дорого.

    Между тем война с сотовыми сверху началась не сразу. Офицеры, служившие еще в начале нулевых, но уже накопившие на столь дорогие по тому времени игрушки, вспоминают, что в некоторых частях с «мобилками» даже в «секретку» можно было пройти без проблем. Потом вопрос упорядочили, но до того момента как телефоны в карманах начали проносить срочники, глобальной проблемы не было. Наоборот, в XXI веке в случае тревоги посылать «вестового» домой к офицеру как-то нелепо. Телефонная связь надежна, но живущим в гарнизонном общежитии она недоступна. А вот «брякнуть» на сотовый и вытащить ротного хоть из гостей, хоть из гаража — в самый раз. Словом, угрозу представляли солдаты, которые  должны служить, а не трепаться с родными, иной раз, вынося сор из избы. Но об этом чуть позже.

    Примерно в 2004 году в СМИ прозвучало сообщение, как говорится, на контрасте: в американском городе Дувре проходит акция по сбору старых мобильных телефонов для военнослужащих американской армии. «Ваш старый телефон может помочь солдату позвонить домой». Там сообщалось, что организация собирает ненужные мобильники в своем офисе. В рамках программы «Мобильный телефон для солдат» старые телефоны, по—видимому, будут продаваться по бросовой цене, а деньги, п¬лученные от продажи, будут поступать на приобретение солдатами специальных телефонных карт. А у нас, говорилось далее, Минская военная прокуратура инициировала запрет на использование мобильных телефонов для солдат и младших офицеров, мол, при помощи фото— и видеокамер можно снимать «кино для шпионов».

    Запрет не сработал, все—таки это как-никак нарушает Конституцию. И вопрос завис в воздухе. В конце концов, в 2009 году на лентах информагентств появилось сообщение: «Министерство обороны нашей страны оптимизировало порядок использованиия мобильной связи военнослужащими». Со ссылкой на начальника пресс-службы военного ведомства сообщалось, что запрета на пользование мобильной связью в армии никто вводить не собирается, но изменения действительно будут и коснутся всех категорий военнослужащих: от солдат срочной службы до офицеров. То есть  мобильниками в армии можно пользоваться, учитывая специфику задач того или иного соединения или воинской части, а также регламент служебного времени. Рядовые могут использовать мобильные телефоны в личное время, свободное от несения службы. Кроме того, тогда в Минобороны отметили, что возможность использования мобильных телефонов будет зависеть от режима секретности, установленного в конкретном подразделении.

    По сути, решение этого, как и многих других спорных вопросов в армии, было отдано на усмотрение командира части. И каждый может повернуть его по-своему. Если вникнуть, то любая воинская часть — режимный объект, где практически все — от инвентарных номеров в автопарке до расположения подразделений — является если не секретным, то, как говорится, для служебного пользования. Помню, как в одной из частей Брестского гарнизона офицер по связям с общественностью буквально грудью становился перед телекамерами, запрещая операторам снимать казармы. То есть, по сути, даже ношение сотовых офицерами и прапорщиками может ставиться под вопрос. Что говорить о солдатах, которые могут пользоваться «трубами» в «свободное от несения службы время». Кто служил, тот помнит, что время это — как правило, увольнительная, ибо солдат занят всегда. Даже в воскресенье найдется массовое мероприятие типа футбольного матча, если к тебе не приехали родные.

    Итак, с позицией военного ведомства, которое относится к новациям осторожно (что, в принципе, не осуждается), по сути, все понятно. Хочется понять: во имя чего побеждает консерватизм и можно ли найти компромисс?

    Совершенно… Несекретно

    ИТАК, главный аргумент «против» — фото— и видеокамеры, которымисолдаты могут снимать «секреты», сливая потом информацию плохим парням из иностранных спецслужб. Первый же  козырь, который бьет это утверждение, — доступ  рядового Петрова к таким объектам и документам. Я думаю, шпионов больше заинтересует лейтенант или прапорщик из той же секретной части, которые пользуются мобильниками свободно. И эта тема ненова.  Если вспомнить советские времена, когда никаких «мобил» не было и в природе, военнослужащие фотографировались обычными «Зенитами». Старых снимков в интернете полно: и на фоне техники, порой с номерами, и из дальних уголков Афганистана. Пленки  провозили из-за речки,  несмотря на всю бдительность контрразведки. А уж шпионских «штучек»  для тех, кто профессионально работал на иностранные разведки, на тот момент тоже хватало. И это была Советская Армия со всеми своими технологическими разработками, находившаяся в состоянии «холодной  войны».

    Простите, а что же нынче—то скрывать  нашим  Вооруженным Силам? Когда «бдительные» замполиты просят не фотографировать журналистов, посещающих воинскую часть, номера Урала» 70—х годов выпуска, становится смешно. Или что-то секретное мы узнаем, глядя на снимок С—300, если учесть, что сегодня во «всемирней паутине» можно найти чуть ли не чертежи этой машины?  Помимо этого, воинские части сегодня достаточно открыты для общества. На показательных выступлениях, например, на День Незавимости, гражданские чуть ли не в обнимку, как с манекенами, фотографируются с десантниками, показываю новейшие вооружение и амуницию. Это, конечно, хорошо, но к чему тогда разговоры о секретности, если любой шпион может спокойно подойти к парку десантной бригады и сделать все интересующие его снимки мощной оптикой? А что не сделает он — доделает «космос», ведь, как из-вестно, еще во времена «холодной войны» с американских спутников можно было читать свежий выпуск газеты «Красная звезда».  Здесь мирном времени. Да, последние локальные войны показали, что, пока содцаты одной «доблестной» армии снимают свои «подвиги» на мобильный телефон и бравируют этим в разговоре с родными, солдаты другой засекают их координаты и бьют прицельным огнем артиллерии. Но здесь у нас не «горячая точка». У нас все совсем по-другому. И, боюсь, проблема «секретности» лишь поверхностна.  И совсем не то скрывают от журналистов их сопровождающие в погонах, и совсем не по тем причинам именно от солдат прячут средства коммуникации.

    Синдром Ютуба
    ОПЯТЬ проведу параллели с американцами. Ведь именно в американской армии, как известно, наиболее свободно можно пользоваться всеми благами— технологий. В прошлом году «Голос России» опубликовал маленькую заметку про американских солдат, назвав их новую моду «синдромом Ютуба». Суть такова: У американских военных новая мода — выкладывать в интернет видеоролики, которые были сняты во время службы в Афганистане и Ираке. Эта тенденция зародилась около пяти лет назад. Тогда на касках были установлены камеры высокого разрешения для ж съемки боев и последующего разбора полетов. А военные решили публиковать эти видеозаписи в сети, нарушая устав, а зачастую и нормы морали, поскольку эти фильмы не всегда демонстрируют героические боевые эпизоды. Зачастую их содержание просто шокирует. Сцены издевательства над пленными, унижение местного населения, сопровождаемые грязными ругательствами и непристойными действиями.

    Психологи отмечают, что число таких роликов будет только расти. Для военных это своего рода терапия так называемого поствоенного синдрома. Публикуя свои видеозаписи, они пытаются выразить то, о чем они не могут рассказать своим близким, а также поделиться воспоминаниями с другими солдатами. С другой стороны, они ищут оправдание своей жестокости. Ведь их ролики привлекают миллионы интернет—пользователей, которые аплодируют их «героизму».

    Если постоянно воюющие американцы выкладывают в сеть «грязь» войны, то иные российские военные выставляют на суд аудитории ролики другого содержания. Здесь нужно аплодировать не «героизму», а идиотизму. В интернете можно найти все: как избивают новобранцев в российской армии, как глумятся над бойцами офицеры и даже как со свойственной армейской «смекалкой» идет разгрузка песка. Найти просто — набрать в Гугле что-нибудь вроде «приколы в российской армии». Это тоже определенного рода самоутверждение. Или просто скука, которая порождает ту же зверскую «дедовщину».

    Наша армия компактнее, и удержать информационный поток такого рода проще. А потому, если в поисковике вы наберете «приколы белорусской армии» — найдете только видео¬ролик Министерства обороны, где бравый военком призывает «сынка» попробовать все прелести службы.  Именно темная сторона службы, скорее всего, а не «секретка» так старательно прячется за запретами на массовое использование мобильных. Чтобы в белорусский сегмент интернета не попало неудобное видео или фото. У нас с этим строже. Не дай бог в сеть просочится информация подобного рода — командованию части не сносить головы. Как вы думаете, если право на пользование «мобилой» солдату дано на откуп командира, при таком раскладе он будет «за»? Как сказали бы в Одессе: оно ему надо?

    Что подарить «дедушке»
    ТЕМ не менее запретный плод сладок. И чем он запретнее, тем слаще. А потому, несмотря ни на какие запреты и ограничения, солдаты мобильными пользуются. В каждом случае по-разному. Где-то договариваются со старшинами, где-то с командирами. Кто-то, «сдает» аппарат официально, а в потайном кармашке прячет «левый», на вибраторе. Словом, процесс идет и он, похоже, необратим.  Только одна беда. Запреты и, как следствие, «подпольная» продукция, рождают дополнительный стимул к неуставным взаимоотношениям. Иначе откуда у старослужащего из глухой полесской деревни, отца у которого нет, а мать — оператор машинного доения, крутой «Андроид»? А все Очень просто, и мои знакомые, которые служат или служили в разных частях, не скрывают: молодые скидываются на смартфон «дедушке».  Рынок, что поделаешь. И потому сильный «дед» из глубинки не тронет хиленького мальчика из городской богатой семьи.

    Если нельзя, но очень хочется
    С глубокими выводами не спешу, но еще раз подчеркну: проблема есть и она не закрыта. Могу лишь предположить, что в военном ведомстве к ней все—таки вернутся: пользование мобильными телефонами нужно упорядочить, взяв под контроль. А тут, мне кажется, нужно всего лишь согласиться с тремя пунктами.

    Во-первых, сотовые телефоны сегодня стали таким же предметом быта, как часы, а носят их в карманах и первоклассники, и глубокие пенсионеры.

    Второе: армия отражение жизни на гражданке, а значит, все, что есть за забором, должно быть и внутри части.

    Третье: секретам мобильные не помеха, а бояться огласки недостатков глупо. Наоборот, как известно, многие видеодоказательства правонарушений и преступлений, выложенные в интернет, сегодня помогают следствию. Взять, например, проект минского ГУВД «Перехват». Так что военной прокуратуре будет только на руку, если несколько фактов «дедовщины» всплывет в интернете.

    А дальше нужно просто поменять полюса. То есть сейчас солдатам можно пользоваться мобильниками по принципу: все время нельзя, в определенное — можно А давайте подумаем: что если наоборот? Все время можно, а в определенное нельзя? Солдат, повторюсь, итак все время занят. И подобно тому, как рабочий не будет отрываться от конвейера на долгую болтовню с женой, так и военнослужащему на марше не придет в голову снимать трубку. Вопросы пользования телефоном в карауле можно решить так же, как и курение на посту: поймали накажут. В конце концов, в гражданской жизни тоже есть множество ситуаций, когда абонент временно недоступен. Например, в театре. Многие мои коллеги, к слову, работая над серьезной публикацией, тоже отключают телефоны. Так что если грамотно расписать правила пользования технологиями — ничего страшного не произойдет. А дальше, глядишь, мы доживем и до тех времен, когда в казарменной комнате досуга будет стоять несколько компьютеров, по которым через скайп бойцы будут общаться с родными в свободное время. Не нарушая устав

    Журнал Спецназ

    Похожие материалы

    Оставить комментарий