Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 21:14 04.03.11
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2

    Всем лежать! Руки за голову! Не двигаться! Кто дернется — тому пуля!» — с этих угрожающих криков парней в масках для меня и еще пятерых представителей белорусских СМИ началась одним солнечным утром весьма специфическая игра, организованная сотрудниками Антитеррористического центра КГБ и бойцами группы антитеррора «А» (спецподразделение «Альфа»). Цель практического семинара (наш тренинг носил именно такой официальный статус) — помочь журналистам изучить анатомию теракта, побывав в роли заложников. Инсценировка оказалась жесткой, даже немного болезненной и в чем-то унизительной, хотя, по словам специалистов Антитеррористического центра, мы с коллегами прочувствовали лишь 15 процентов ужаса, выпадающего на долю людей, оказавшихся в плену «отморозков». Ведь мы в отличие от реальных заложников знали, что нас точно не покалечат, не убьют и непременно спасут. Хотя, если честно, в определенные моменты становилось не по себе: когда же придет помощь?

    Как в дурном сне

    …В СЦЕНАРИИ игры — никакой экзотики, никаких воинов джихада или «борцов за свободу». Ведь их методами вполне могут воспользоваться «безыдейные» уголовники — особенно когда обстоятельства припирают их к стенке. Так что все приземленно: трое вооруженных «калашом», пистолетами и но­жами уголовников — наркоман Филин и его подручные Валет и Ахмет — совершают налет на банк. В руках главаря кейс с пачками долларов, но неожиданно срабатывает тревожная кнопка, начинается перестрелка с сотрудниками департамен­та «Охрана». Грабители действуют спонтанно: хватают всех, кто оказывается на пути, и выстрелами в воздух да пинками загоняют в подвал банка. Теперь в укрытии за живыми щита­ми у них появился шанс выторговать для себя транспорт, ору­жие, водку наркотики.

    …Стою возле какой–то деревянной скамьи на коленях. С нас сдирают куртки, руки заламывают назад и туго стягивают скотчем. Прямо над головами хлопают выстрелы, звякают гильзы. «Кто нажал на кнопку?! Ты нажала?! Ты нажал?! Ты нас подставила! Никто отсюда живым не уйдет!» — Филин сдабривает угрозы отборными ругательст­вами, затем нас запугивают, пытаясь среди «служа­щих банка» выявить «главбуха» и выяснить код сейфа. Такое ощущение, что все, что происходит, — не со мной, будто наблюдаю за боевиком со сто­роны.

    Вот меня куда–то тащат за шиворот, вот имитиру­ют отсечение ножом мизинца, потом заставляют стоять в «позе фараона» на расставленных полусо­гнутых ногах. Колени дрожат, хочется присесть, но меня заставляют «заниматься физподготовкой». А это уже я вместе с другими заложниками пою в центре комнаты для заскучавшего без «ширева» Филина «Катюшу». «Громче! Громче!» — мы полу­чаем затрещины. Потом я словно впадаю в транс, неестественно вывернув ноги, не поднимая голо­вы. «Ты походу йог?» — гогочут бандюги. Когда нас скопом тащат в угол, тыкая пистолетами в затылок и ухо, я понимаю, что ноги почти меня не слуша­ются. Как же я побегу?

    Впрочем, о побеге даже помышлять не стоит, ма­лейшее движение чревато ударом или выстрелом. Никакого желания геройствовать! Боле того — в какой–то момент тревогу сменяет равнодушие. «Скажи код — и будешь жить!» — «Я не знаю кода. Я обычный стажер, по­мощник кассира. Мне не доверяют код. Какой мне смысл врать, ты же меня «замочишь»?!» Голос у меня испуганный, но внутри все будто окаменело. «Ты что, не хочешь жить?» — «Хочу. Жизнь хороша». И вот новый всплеск адреналина: му­чители предлагают нам сыграть в унизительную «лотерею». В кулаке бандита шесть свернутых в трубочку белых листиков. Пять длинных и один короткий. «Длинный — ваш билетик в длинную жизнь, короткий — смерть», — бандит упивается своей властью над связанными безоружными «фраерками». Кулак приближается к нашим лицам, нужно указать на свой «билетик» носом. Мне, предпоследнему, везет — достается длинная трубочка, которую тут же мне запихивают чуть ли не в зубы: «Держи, не вырони. Это жизнь твоя! Уронишь билетик — «замочим». Следующему за мной бедолаге достается бума­жный огрызок. «Неудачника» вытаскивают в коридор, разда­ется выстрел — предсмертный крик. Возвратившись, Филин опять впадает в истерику и по мобильнику сообщает перего­ворщикам о первом убитом «Не надо больше трупов! Увидят трупы — нам живыми не уйти!» — увещевает сообщник главаря. Но тот не унимается и выискивает себе новую жертву: «Может, тебя «завалить»? А может, тебя? Никто отсюда не выйдет!» В какой–то момент нам освобождают руки, заставляют закрыть уши — бандиты обсуждают план действий. «Если останетесь в живых, брат­ки, передайте мамане, что сын голову сложил…» — кажется, это Филин. Неожиданно все меркнет, раздаются хлопки, во­пли схваченных террористов. Это как всегда без стука, зато с шумовыми и световыми эффектами, вошла группа «Альфа». Несколько секунд — и экзекуторы уже лежат в коридоре ли­цами в пол. Человек в черной униформе передает кому–то по рации: «Операция завершена. Вывожу заложников».
    Не навредить!

    ПОСЛЕ «освобождения заложников» Филин предстает пе­ред нами в учебном классе. Все также в маске, спортивной куртке, но уже в статусе офицера Антитеррористического центра Комитета госбезопасности. Наш недавний подваль­ный «куратор», представившийся как Сергей, считает, что такие тренинги для журналистов проводить необходимо. Ведь, ощутив себя живыми щитами, вряд ли телерепортеры «подставляли» бы спецназовцев, готовившихся к штурму Те­атрального центра на Дубровке.

    «Не навреди» — таким принципом должна руководствовать­ся пресса при освещении спецопераций, — убежден Сергей. — Не нужно пытаться сделать из захвата заложников сенса­цию. Помните, что за «горячей новостью» — человеческие жизни! Вспомним тот же «Норд–Ост». На весь свет репортер вещал: «Вот я вижу едут бэтээры с пятью бойцами «Альфы». Сейчас бойцы дивизии Дзержинского занимают круговую оборону вокруг Театрального центра на Дубровке». Боевики смотрят телевизор и аплодируют! Или, к примеру, возьмем мюнхенскую бойню 1972 года. Снайперские группы занима­ют свои позиции, а журналисты в прямом эфире направляют объективы на крышу здания, где лежит стрелок и целится в террориста. А ведь в тот момент успешно проходили перего­воры, уже договорились, что террористы отпустят часть изра­ильских спортсменов. Арабы к тому времени шли на уступки, не хотели быть смертниками. И жертв не было. Но именно после того репортажа случилась мясорубка. Журналисты от­крыли карты группы захвата, террористы поняли, что перего­воров не будет, и начали стрельбу».

    Однако роль журналистов во время захвата заложников — все же весьма специфическая. И мы во время тренинга, напом­ню, изображали не корреспондентов, а работников банка и посетителей, зашедших «поменять 10 «баксов». Потому наш лектор в маске подробнее остановился на обычном ликбезе.

    От Стокгольма до Дубровки
    СЕРГЕЙ обращает внимание на то, что оказавшийся во вла­сти захватчиков человек подвержен целому ряду синдромов. Самый известный — так называемый стокгольмский син­дром, открытый в 70–х годах прошлого века после захвата банка в шведской столице. Тогда между заложниками и терро­ристами возникла… симпатия. Один из преступников и зало­жница даже завязали роман. Психологи объясняют такое сплочение экстремальной ситуацией, жертвы, не понимая ре­альной угрозы, исходящей от преступников, в процессе обще­ния начинают им симпатизировать, жалеть, часто становятся на их сторону. Во время тех же мюнхенских событий женщи­ны–заложницы закрывали своими телами молодых террори­стов–арабов…

    Следующий по списку — синдром Рэмбо. От него, к примеру, пострадала женщина, которая пошла «разбираться» с Мовса-ром Бараевым в центре на Дубровке. Просто пришла и стала дерзить террористам: «Что вы здесь устроили? Чего всех пере­полошили?» Без лишних слов ее застрелили. Синдром Рэмбо бросает людей на автоматы, но герои–одиночки (а, скорее, это люди отчаявшиеся) обречены. Более того, такое безрас­судство провоцирует бандитов на агрессию в отношении дру­гих заложников.

    Далее — синдром черепахи. Шокированный заложник как бы прячется под «панцирем» (признаюсь: нечто подобное испы­тал во время игры и я). Старается ничего не видеть и не слы­шать, просто ставит «барьер», уходит в психологический ваку­ум и ему даже может казаться, что лучше не знать, не вспоми­нать и не слышать, что происходит вокруг. Кажется, что так проще и легче.

    Самое страшное — посттравматический синдром, который заложники испытывают уже после освобождения. Нередко появляются проблемы с психикой, возникают болезни внут­ренних органов, через некоторое время могут случаться ин­фаркты, инсульты. Психическая травма, особенно у женщин и детей, остается на всю жизнь. Так что после бойцов спецна­за под свою опеку заложников берут медики и психологи.

    Надежду не убьешь

    «ПРИКИНЬСЯ ветошью и не отсвечивай!» — такой совет за­ложникам может дать не только террорист, но и… сотрудник подразделения антитеррора. «Выполняйте все указания за­хватчика, — рекомендует Сергей. — Не смотрите ему в глаза — это воспринимается как вызов или желание запомнить обидчика. Многие пособия советуют фиксировать в памяти все, что затем может пригодиться следствию».

    Не паникуйте. Нужно попытаться успокоиться, особенно ес­ли вы видите, что в первые минуты никто не расстрелян и не убит. Значит, есть шанс остаться в живых. Помните, что часто стреляют в тех, кто слишком много разговаривает, впадает в истерику. От «лотерей» вроде описанной мною выше лучше вежливо отказаться. Оказывается, вежливость ценится даже террористами. Как и правдивость, ведь если заложник, отве­чая на вопросы, придумал себе легенду и обман вскроется, то­гда несдобровать. Так что нужно говорить правду, причем на эмоциях повиновения спокойным и тактичным тоном.

    Не стоит скрывать от бандитов и свои болезни. Если у вас, к примеру, сердечная недостаточность, заявите об этом. Пре­ступнику не нужны лишние жертвы. И если он не настроен убивать, а заложник умрет от инфаркта, эту смерть «повесят» на него. Поэтому чаще всего больных отпускают. В большин­стве случаев есть большой шанс на обмен у детей, женщин, стариков.

    Главное же — не терять надежды и помнить: профессионалы никогда не оставят в беде и обязательно придут на помощь.

    Автор благодарит Центр информации и общественных связей КГБ Беларуси за помощь в подготовке материала.

    Автор: Андрей Дементьевский

    Фото: Андрея Стреха

    Журнал Спецназ. Июнь 2009 г.

    Считаешь себя достойным спецназа ? Мечтаешь попасть в Спецназ ? Вакансии в Минске только на нашем портале ! Сделай свою мечту реальностью !

    Похожие материалы

    Оставить комментарий