Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 11:36 05.21.12
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2

    Антитеррористическому центру (АТЦ) Комитета государственной безопасности — 10 лет. Мало кто знает, что, кроме проведения множества спецопераций, это уни­кальное подразделение ведет аналитическую и даже законотворческую работу. Какую именно? Воспользовавшись юбилейным информационным поводом, корреспон­дент «Спецназа» встретился с сотрудниками АТЦ. Причем в разговоре удалось уйти от формулировок вроде «закрытая информация» или «без комментариев». Однако в силу специфики работы сотрудников АТЦ мы не можем называть их фамилий и размещать фотографии. Укажем только, что Юрий, Павел, Олег — офицеры, сотрудники аналитиче­ского, психологического и оперативного подразделений Антитеррористического центра.

    Насколько расширилась сфера деятельности АТЦ за десятилетие? Поспе­вает ли за всеми новшествами техничес­кое оснащение центра?

    Олег: За десятилетие своего существо­вания АТЦ расширился структурно, но главное — освоил новые сферы дея­тельности. К примеру, в 2009 году нача­ли освоение оперативной составляю­щей, направленной на предотвраще­ние террористических актов, профила­ктику правонарушений и розыск пре­ступников. Укрупнился и психологи­ческий блок, сегодня в нашей работе применяются новейшие психологичес­кие методики, графологические экс­пертизы, подкрепленные самыми сов­ременными техническими разработка­ми, включая и так называемый детек­тор лжи.

    Юрий: Отмечу, что сфера деятельности АТЦ очерчена организацией системы противодействия терроризму. В 2002 году, когда центр создавался, вспыхи­вали конфликты на Северном Кавказе и подобные подразделения начали функционировать во многих странах СНГ. Естественно, что вызовы време­ни заставляли отрабатывать способы противодействия захвату заложников, обкатывалась подготовка специали­стов—переговорщиков, корректирова­лось материально—техническое обес­печение этого процесса.

    Приведите пример законопроекта, над которым сегодня работает ваша структу­ра.

    Юрий: В последнее время мы разраба­тываем законопроект, который будет четко регламентировать привлечение госорганов к контртеррористическим операциям. Примеры подобного взаи­модействия более знакомы гражданам в контексте защиты воздушного про­странства от атак террористов, захвата воздушных судов с заложниками. Но­вый документ определит наиболее уяз­вимые объекты, которые могут подвер­гаться нападению террористов. Зако­нодательный акт предусмотрит дейст­венные меры по защите объектов. Гос­органы либо частного собственника за­кон обяжет соблюдать меры предосто­рожности по охране от террористов. Для нерадивых будет предусмотрена ответственность за игнорирование ли­бо нарушение требований.

    Какое участие принимал АТЦ в рас­крытии теракта в Минском метро?

    Олег: Оперативные сотрудники наше­го центра мгновенно подключились к розыску террористов, а сотрудники аналитического и организационного секторов — организовали работу опе­ративного штаба по расследованию те­ракта. В кратчайшие сроки к расследо­ванию подключились все государст­венные органы, которые принимают участие в борьбе с терроризмом. Упор­ство и слаженность взаимодействия министерств и ведомств по различным направлениям работы позволили вый­ти на след преступника в кратчайшие сроки.

    После взрыва сотрудники АТЦ доско­нально изучали видеоматериал с камер наблюдения столичной «подземки». Анализировали видеозаписи со всех станций метрополитена. Естественно, что искали того, кто входил в метро с объемной поклажей, а ушел без нее. Человек с большой сумкой попался на глаза не сразу. Предполагаемого на тот момент подрывника обнаружили на кадрах со станции «Фрунзенская». По записям видеонаблюдения определили район, откуда выходил и куда возвра­щался объект. Определить дом, где на­ходился подозреваемый, оказалось де­лом техники. С первоначальными рас­четами погрешность в его проживании составила несколько домов. К обнару­жению подозреваемого были подклю­чены силы МВД. Сотрудники мили­ции оперативно сработали по ориенти­ровке.

    Насколько востребованными при по­имке и задержании террориста оказались навыки психологов центра?

    Павел: Параллельно с раскрытием пре­ступления выполнялась задача опреде­ления психологического портрета че­ловека, способного совершить этот те­ракт. При ее решении были подключе­ны лучшие белорусские психологи, также их коллеги из ФСБ. По поведе­нию человека им предстояло вычис­лить максимум сведений о предраспо- ложенностях данной личности. Крупи­цами в составлении психологического портрета террориста были его поведен­ческие признаки, манера вести себя в общественном транспорте… Работу с мимикой затрудняло нечеткое видео лица подозреваемого. Специалистам удалось подметить большинство нюан­сов, которые позволили выстроить примерную психологическую картину. Примечательно, что многое указывало на то, что парень при­езжий. Кстати, по анализу видеозапи­си довольно точно определили вес сум­ки с взрывчаткой. Подсчеты вели по времени, за которое человек такой комп­лекции может нести кладь, не меняя ру­ки. Анализируя это или другие дела, мо­жно ли создать некий собирательный образ современного терро­риста?

    Павел: Мы занима­лись определением личности подозреваемого на стадии розыска. Но более глобальной была за­дача определить наличие сообщников. Под пристальный опрос попали около 200 человек — тех, кто знал лично или общался с террористом. Естественно, что это были не просто беседы, а опрос с применением современных стандар­тизированных психологических мето­дик.

    Думаю, простому человеку сложно со­ставить психологический портрет че­ловека, который, скажем, первым здо­ровается, выносит мусор или же следит за своим внешним видом. А нашим специалистам это под силу. Более того, оперативные сотрудники АТЦ изучали жизнь подозреваемого с 2005 года, оп­ределяли его основные перемещения и контакты.

    Что, на ваш взгляд, привело к тому, что тихий и простой с виду парень, без особых примет и поведенческих отклоне­ний, решился на теракт? Что его к этому подвигло?

    Павел: Парень проходил психиатриче­скую экспертизу и был признан вменя­емым. Насколько я могу судить, он не расположен к общению, для него важ­но то, что для себя он — первый терро­рист в Беларуси…

    Это что—то сродни мотивации Брейвика?

    Павел: Скорее, Марка Дэвида Чепмена

    убийцы Джона Леннона. Преступ­ник хотел прославиться. Но Коновало­ву не нужна слава человеческая: люди для него — расходный материал. У не­го своя «уникальная» шкала самооцен­ки, ему важно было это сделать. Он ведь заявлял знакомым: «Вы еще не знаете, какой я страшный человек!» Эта фраза говорит о многом

    — Какова сегодня вероятность соверше­ния теракта в Беларуси?

    Юрий: Мы больше привыкли видеть терроризм системным, однако нельзя исключать и его бессистемный харак­тер. Пример последнего — терро­рист—одиночка. От его появления ни­кто не застрахован.

    Терроризм системный возникает, когда в обществе существует конфликт: эко­номический, политический, религиоз­ный либо какой—то иной. Для Белару­си это нехарактерно, но в то же время мы учитываем, что через нашу страну идут миграционные потоки: трудовая, студенческая и другие виды миграции.

    Приезжают к нам и студенты из ислам­ских стран, и гарантий, что кто—то из них не может быть приверженцем ра­дикальной формы ислама, никто не да­ет. Но, возможно, повторюсь: в Белару­си пока нет и не было предпосылок для системного терроризма и возникнове­ния каких—либо террористических группировок.

    Олег: Приведу один пример из недав­ней практики. Минчанин Алексей, долго искавший «себя в себе», вдруг становится приверженцем одного из религиозных течений. Он познакомил­ся с арабскими студентами и принял радикальную форму ислама. По «обме­ну опытом» парень уехал в Афгани­стан, где прошел специальное обуче­ние, а затем отправился в Испанию, где его арестовали как участника груп­пировки, занимавшейся вербовкой на­емников для участия в вооруженных конфликтах. Вскоре, после того как его освободили, его же «братья по вере» с ним и расправились.

    — Не секрет, что мировой терроризм «подпитывает» тор­говлю оружием. Прослеживаются ли подобные связи в Беларуси? Что де­лается для предот­вращения такой си­туации?

    Олег: Что касается незаконного обо­рота оружия и взрывчатых ве­ществ, у нас по­просту нет таких бандформирова­ний, которым это необходимо. Коне­чно, транзит ору­жия не стоит иск­лючать, но оно, как правило, идет через нашу страну мелкими партиями из—за жесткого контроля. Чтобы «черный» товар не конфисковали, торговцы ору­жием вынуждены использовать для транзита другие страны. Один из при­меров удачного проведения спецопера­ций — случай на пограничном перехо­де «Новая Гута». Там была остановлена машина с партией оружия, следовав­шая из страны Балканского региона в Санкт-Петербург. Среди опасного гру­за были управляемые ракеты, пистоле­ты-пулеметы «Скорпион». Взаимодействуя с ФСБ России, мы по­могаем устанавливать и задерживать членов бандформирований, которые с территории Беларуси пытаются вы­ехать в страны Евросоюза.

    — Как часто АТЦ проводит антитерро­ристические учения?

    Олег: Тренируемся регулярно, несколь­ко раз в год по-крупному. В среднем проходит 6 — 7 учений в год, исходя из международного опыта, в том числе и российского. Их АТЦ организует само­стоятельно, приглашает специа­листов из стран СНГ и дальнего зарубежья обмениваться опытом. На крупномасштабно!» учениях отрабатывается большой комп­лекс задач: от тактических до стра­тегических. Естественно, что пра­ктическая работа ведется не толь­ко подразделениями органов гос­безопасности, но и другими ми­нистерствами и ведомствами. Ес­ли, к примеру, условные террори­сты захватили самолет и требуют огромный выкуп, подключаем к работе Национальный банк, смот­рим, насколько быстро вводную отрабатывает Минздрав, органи­зующий медпомощь условных за­ложников.

    Павел: Сами легенды антитерро­ристических учений разрабатыва­ют сотрудники оперативно-ана­литического отдела АТЦ. Замечу, что все вводные на учениях нео­жиданные. Например, хотим уви­деть реальную работу переговор­щиков, значит, для них до конца учений этот элемент будет нео­жиданным. Все как в реальной жизни. Отрабатываются ситуации, которые когда-то уже где-то происходили.

    Как известно, сотрудникам центра приходится сталкиваться также с «теле­фонным терроризмом». Насколько высо­ка раскрываемость подобных преступле­ний?

    Олег: Одно из подразделений центра во взаимодействии с другими госоргана­ми занимается именно вопросами «те­лефонных террористов». Даже если кто-то позвонит и детским голосом сообщит, что школа заминирована, все равно приезжает группа разминирова­ния, а оперативники начинают свою работу. Если выясняется, что никакой опасности нет, обязательно ищем «шутника». Если он совершеннолет­ний — ему грозит административная или уголовная ответственность. Роди­телей малолетнего «шутника» ждет удар по кошельку. Куда серьезнее, ког­да «минируют» вокзал — простой поез­дов обходится недешево. По угрозам «минирования» школ, вокзалов, бан­ков более 80 процентов раскрываемо­сти. Кстати, сейчас чаще «минируют» сельские и районные школы.

    Приведите, пожалуйста, примеры рас­крытия преступлений, связанных с ис­пользованием возможностей интернета.

    Олег: В 2007 году был случай, когда че­ловек отправил электронное письмо в государственную организацию с требо­ванием передать 600 тысяч евро, иначе поезд Минск — Москва будет взорван.

    Время взрыва он не указал, как, впро­чем, и на каком отрезке пути это может произойти. Надо отдать должное: зло­умышленник умело скрыл место своего выхода в интернет. Чтобы его устано­вить, потребовалось дополнительное время, а еще нужно было не допустить взрыва. Переговорщики вступили в ди­алог. В результате преступника задер­жали в одном из минских интер­нет-кафе. Всю цепочку его действий отследили, ведь искали его квалифицированные люди, применявшие современную технику.

    Отдельное место занимает ме­ждународное сотрудничество в этой сфере, и оно дает положи­тельный результат. Сегодня в вопросах предотвращения тер­роризма мы активно обменива­емся информацией и сотрудни­чаем не только со странами СНГ, но и другими государства­ми. Замечу, что основной «дви­гатель террора» в той же Европе — анархисты. Страшно, когда молодежь верит, что такими ме­тодами можно себя проявить. Бросить «коктейль Молотова», поджечь что-либо далеко не выход на авансцену известнос­ти. Однако замечу, что число ребят, подвергающихся идеоло­гической бомбардировке раз­личных течений и учений, рас­тет. Сегодня на слуху поджоги анархистами машин и погром зданий в Германии и других [ странах. Эти же отголоски присутствуют в поджогах российского посольства в Минске. Анализируя происходящее в мире, мы не можем оставаться в сторо­не.

    Журнал Спецназ. Автор: Ирина Александрова

    Похожие материалы

    Оставить комментарий