Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 11:40 04.11.11
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2

    На интервью с коман­диром 3-й отдельной Краснознаменной бригады специального назначения внутрен­них войск МВД полковником Хазалбеком АТАБЕКОВЫМ я шел с портфелем, потяжелевшим от припасенных вопросов. Каза­лось бы, многие из редакци­онных заготовок не раз ста­новились предметом обсуждения с офицерами зна­менитой войсковой части (материалы о буднях «тридцатьдвойки» публи­куются в нашем издании регулярно), но жизнь не стоит на месте, хочется больше узнать о новше­ствах и свежих новостях. Отсюда и возник «стра­тегический план» — атако­вать расспросами лично комбрига. Впрочем, атака предполагает некую оборону, а Хазалбек Бахтибекович за­щищаться, тем более «закрываться», и не помышлял. В нашей беседе пол­ковник Атабеков не раз произнес сло­во «открытость», и это определение весьма точно характеризует не только традиционный стиль обще­ния офицеров в/ч 3214 с многочис­ленными гостями «тридцатьдвой­ки», но и подход к достижению спецназовцами своих целей.

    — Хазалбек Бахтибекович, давайте нач­нем беседу с обсуждения одной из визит­ных карточек бригады — квалификацион­ных испытаний на право ношения крапового берета. В первый день лета ряды Крапового Братства пополнили еще 12 бойцов. Как вы оцениваете результаты прошедших экзаменов?

    — Хотел бы отметить два момента. Пер­вый: людей, желающих сдавать экзамены на право ношения крапового берета, не становится меньше. В числе прочего ска­зывается результат популяризации брига­ды спецназа среди призывников, пропа­ганда движения «краповиков»: солдаты, отслужившие у нас, разносят хорошую молву по городам и весям, ребята смот­рят созданные о нашей службе фильмы, свою лепту вносит творчество ВИА «Спецназ». И второй момент: хотя все вокруг говорят, что здоровье у людей уже не то, качество подготовки сдавших экза­мены на краповый берет хуже не стано­вится. Выдерживается и традиционное соотношение числа сдающих суровый экзамен и числа успешно прошедших ис­пытание. Это 12 — 15 процентов. Бывало и меньше, бывало и больше. Но в целом тенденция сохраняется.

    — В этот раз квалификационные испыта­ния чем–либо отличались от предыдущих?

    — Были доработаны некоторые аспекты, касающиеся рукопашного боя. Особое внимание уделили последнему этапу спаррингов. Решающим поединкам во­еннослужащие отдают себя полностью, в какие–то моменты не контролируют се­бя, случается много травм. И это не дает нам поводов для спокойствия. Поэтому каждое полугодие мы подводим итоги очередной сдачи на краповые береты, анализируем особенности прохождения этапов, вносим коррективы на будущее. Что отрадно, изменения приносят результаты: в июне на последнем этапе серьезных травм не допущено. Была только травма ноги: на одном из этапов боец неудачно наступил на камень.

    — И тем не менее… Столь жесткое испы­тание является публичным. На сдачу «крапового» экзамена приезжают фоторе­портеры, телеоператоры. Затем в вечер­них выпусках новостей вся страна видит дым, грохот пулемета, ссадины на лицах. Не боитесь напугать родителей призыв­ников? Вот возьмут шокированные мамы и не пустят парней в спецназ!

    — Еще больше мамы будут шокированы, если будут пребывать в неведении. А потом сын сообщит, что сдал на краповый берет и покажет фильм о сдаче или фотографии, на которых он, ска­жем так, со слегка побитым лицом. По­этому открытость — наша главная кар­та. Это и родители знают, и потенциаль­ные наши новобранцы, которых мы от­рываем от улицы, компьютерной зави­симости. Пацаны, которые приходят в наш военный лагерь «Доблесть», видят у нас все и через год приходят в часть совсем   другими.   Сотрудники   ИДН Первомайского РУВД Минска нам го­ворят: «Те трудные ребята, которые бы­ли в вашем лагере, назад к хулиганью не возвращаются». Они уже занимаются делом, поступают в спортивные секции и затем целенаправленно идут к нам служить. Что для парня важно? Красиво выглядеть. Но для этого мало просто облачиться в камуфлированную форму. Нужно еще отличиться. А как? Вот эти 12 человек, которые сдали на «крапови-ков», и отличились. И я горд за паца­нов, которые сдают на краповые бере­ты. Ведь у нас не заставляют проходить испытания. Решение принимается кан­дидатом сугубо добровольно. У нас есть даже целый ряд ступеней допуска к ква­лификациям. Моральное состояние, степень готовности, крепость духа оп­ределяет командир подразделения. И если командир не напишет хорошую характеристику, то даже будь ты Швар­ценеггером, никто не даст возможность сдавать на краповый берет. Также необ­ходимы рекомендации «краповиков». И, естественно, когда кандидат пишет рапорт, то ставит в известность своих родителей. Почему такая строгая систе­ма отбора? Я всегда говорю, когда поздравляю военнослужащих со сдачей на краповые, не устаю повторять каждый раз: «Получить берет очень тяжело. Но очень легко его потерять». За малейший проступок, за малейшую слабину мож­но его лишиться. С «краповика» спрос особый, даже в мелочах.

    — О взаимовыручке Крапового Братства в народе ходят легенды. По слухам, стоит кому–то из «краповиков» позвать на по­мощь, и тут же с разных концов страны к нему съедутся товарищи…

    — Чтобы не подливать масла в огонь, отвечу так: мы друг другу помогаем. Не теряем из поля зрения. Вот, например, солдат, уволенный в запас, приглашает  меня на свадьбу: «Товарищ полковник, имею честь пригласить вас как «краповик» «краповика». Для меня это повод гордиться. Что касается оказания помо­щи, то это, как говорится, дело техники.

    —  Кадры из «тридцатьдвойки», особенно «краповики», всегда ценились в различ­ных силовых структурах. А криминал не старается на свою сторону переманить?

    —  Не обязательно, но все–таки, как правило, обладатель крапового берета идет после срочной службы в силовые структуры. Ведь когда возникает воп­рос, идти ли сдавать на краповый берет, каждый человек руководствуется моти­вами, взвешивает «за» и «против», знает, чем рискует. Так что это особые люди, их место в рядах правоохранительных органов. Но есть и другая сторона воп­роса, и я должен о ней сказать. Ситуа­ция: идут наши ребята устраиваться на службу в какую–то силовую структуру, а, скажем так, комиссия, психологи за­дают чуть ли не провокационные воп­росы: «Каким единоборством занимал­ся?» — «Таиландским боксом.» — «И те­бе приходилось драться?» Естественно, любой мальчишка в детстве дрался, тем более занимавшийся единоборствами. Но далее следует отказ в приеме на службу. Недавно ко мне приходил воен­нослужащий: «Товарищ полковник, ве­рой и правдой служил «срочку» в пер­вой роте разведки. И сейчас хочу рабо­тать в спецподразделении, пошел сда­вать психологическое тестирование, а меня забраковали». Почему? Потому что на вопрос, обладает ли он краповым беретом, ответил «да». И сразу психоло­ги причислили его к разряду «неуравно­вешенных». Поэтому иногда наши пи­томцы, как ни прискорбно, при прохо­ждении тестирования просто не говорят о краповом берете. За людей, которые такое тестирование проводят, мне стыд­но. А ведь тому парню, который полу­чил от ворот поворот, командующий внутренними войсками генерал–майор Гайдукевич при увольнении в запас объ­явил благодарность. Такой чести удо­стаивают избранных. Мы знаем своих людей лучше. Поэтому, помогая ребя­там в устройстве на новое место служ­бы, я беру на себя ответственность.

    —  Хазалбек Бахтибекович, призывники часто задают редакции вопросы об услови­ях, предъявляемых к новобранцам вашей бригады. Советуем обращаться за подроб­ностями в военкоматы, перечисляем ос­новные требования: отличная физподго-товка (желательно разряд), отсутствие проблем с милицией, отменное здоровье и т.д. Но где вы берете таких идеальных лю­дей? С одной стороны, забияка, спортс­мен, боец — словом, отличный кандидат в спецназовцы вряд ли в доармейской жизни избежит травм и приводов в милицию. С другой — целыми костями и безупречной характеристикой может похвастаться раз­ве что какой–нибудь лентяй, не знающий ничего, кроме компьютера. Нет ли в требо­ваниях противоречия? Как соблюдаете в ходе призывной кампании баланс?

    — Я с вами согласен полностью. Идеаль­ное здоровье — без переломов и т.д. — может иметь только тот, кто сидит за компьютером и тяжелее ручки ничего в руках не держал. Поэтому, когда встре­чаю призывника с «группой ограниче­ния 1», т.е. идеального по здоровью, то, как правило, такой юноша не хочет идти в спецназ. Он больше компьютером ув­лекается или играет в компьютерные «войнушки». Паренек, возможно, где–то глубоко в душе и хочет спецна­зовцем быть, но ничего для этого не делает и не будет делать. И, напротив, есть пацаны, которые постоянно в движе­нии, в спорте, качаются, занимаются со­бой. Естественно, у таких случаются стычки на улицах, приводы в милицию, административные санкции. Он мог просто девушку защищать, но попал в участок. Я против того, чтобы таких ре­бят «списывали в утиль» только из–за того, что он оступился по молодости, ку­да–то случайно влип. Если у человека при слове «спецназ» горят глаза, если за­нимался спортом или просто занимался для себя, имеет неблеклый вид, но у него были мелкие административные пробле­мы, я говорю: это наш клиент, наш сол­дат. Что касается травм, то разве обхо­дятся без них спортсмены–разрядники? И разве мы должны брать вместо них тех, которые желают быть спецназовцами только в игре «КаунтерСтрайк»?

    —  Какими словами встречаете ново­бранцев?

    — Говорю, что им дико повезло — они попали в лучшую часть лучших войск. Чтобы стать солдатами лучших войск, лучшей бригады, им надо перетерпеть, сжать зубы. Будет больно, будет холод­но, будет проблемно, но надо выстоять. И потом они будут говорить слова бла­годарности. Это я, в числе прочего, су­жу по анкетам, которые мы просим за­полнять солдат при увольнении в запас. Анонимно или под своей фамилией, кто как хочет, они высказывают отно­шение к командирам, условиям быта, организации питания, досуга, подска­зывают проблемы и их решение. Изу­чаем, анализируем, сравниваем, с каки­ми мыслями солдат пришел, с какими от нас уходит. Что оказалось так, как он

    представлял, что было хуже, чем он ду­мал. И на большинстве бланков чита­ем: «Все хорошо. Спасибо команди­рам». Хотя многие признаются, что до призыва наслушались разных «страши­лок» и баек — и о «дедовщине», и о том, что кормить будут только раз в неделю. Хотя даже в советское время при самой махровой неуставщине такого не допу­скалось. Сейчас «срочников» кормят в пять раз лучше, чем тогда, когда я сам был солдатом! Но жуткие слухи разно­сят те, кто плохо служит, не хочет слу­жить, а после увольнения не может от­ветить на вопросы приятелей об отсут­ствии знаков отличия (медалей, эмб­лем, шевронов, благодарностей) и ищет оправдания.

    — А что посоветуете юношам, едва пере­ступившим порог казармы?

    — Если ты пришел служить, ты должен служить так, чтобы тебе не было стыдно за те год–полтора, что ты здесь нахо­дишься. Будь честен и откровенен со своими друзьями и товарищами, коман­дирами. Выполняй все, не будь заносчи­вым и впитывай все знания, приобре­тенные предыдущими поколениями.

    — Хазалбек Бахтибекович, как все–таки бороться с «дедовщиной»? Какие рецепты по ее искоренению посоветуете колле­гам–командирам?

    — Главный рецепт: открытость отно­шений. Если проблему прятать, ее ни­когда не победишь. Когда меня назна­чили командиром бригады, я сразу же собрал в клубе личный состав и сказал: «Товарищи солдаты, товарищи сер­жанты, товарищи офицеры, как ко­мандир бригады я сделаю все, что от меня зависит, чтобы солдаты, которые пришли к нам служить, ушли к своим родителям здоровыми и невредимыми.

    Не собираюсь покрывать неуставные взаимоотношения и любые другие пре­ступления. Если ты преступник, то ты должен сидеть в тюрьме». Наверное, большая часть военнослужащих пони­мает, что если кто–то что–то совер­шит, последует необратимость наказа­ния. Вот это главное. Если прятать не­уставщину, не докладывать старшему начальнику и не предпринимать мер, проблема обрастет как снежный ком, увеличится в размерах и потом прида­вит это подразделение.

    — Когда я сегодня подходил к КПП бри­гады, увидел выходящих из части демоби­лизованных солдат. Интересно, какими словами вы их напутствовали?

    — Напомнил все то, что им постоянно говорили на службе: «Бригада — ваш второй дом родной. Вы увольняетесь и несете в жизнь все то, чему вас научи­ли. Не важно, кем вы станете — дире­кторами фирм, сотрудниками право­охранительных органов или трактори­стами, — главное при всем при этом оставаться человеком. И что бы ни случилось, помните, что командова­ние бригады всегда придет вам на по­мощь». Я всегда оставляю увольняе­мым в запас ребятам номер своего со­тового телефона — на всякий случай. И прошу агитировать за службу в «три-дцатьдвойке» достойных ребят, чтобы приходили к нам служить.

    — Но одно дело, когда о службе призыв­никам рассказывают дембеля. И совсем другое — получать информацию на уровне слухов, которые бродят по просторам ин­тернета. На одном из форумов, коммен­тируя публикацию о спецподразделениях, некий «аналитик» упрекнул силовиков: дескать, белорусские спецназовцы спо­собны только на «показухах» кирпичи о головы ломать да по мишеням метко палить, а настоящие, не условные враги в рядок не выстроятся и так просто, если что, не сдадутся. Вот другое дело — рос­сийские «коммандос»! Товарищ полков­ник, что ответите критикам?

    —  Вечно таким «аналитикам» все не нравится, всем постоянно недовольны, даже тем, что армия у нас не воюющая. Скажу так: слава Богу, что у нас в стране царит покой. Что по спокойствию, по отношению к людям в погонах Беларусь просто несравнима с той же Россией. Это, приезжая сюда, отмечают россий­ские коллеги. Они же отмечают и хоро­шую подготовку наших бойцов. Да, мы обучаемся на полигонах. Да, мы стреля­ем по мишеням. Да, мы больше занима­емся на базах и в учебных городках. Но если возникает проблема, скажем, бан­дит захватывает человека, то наш воен­нослужащий с честью, точно и красиво выполняет все поставленные задачи. Один из недавних примеров: боец СО­БРа ворвался в подъезд минской много­этажки, освободил заложницу и задер­жал преступника. Это тот самый наш парень, который тренируется на мише­нях, в учебном классе, на тренажерах и здорово все делает в боевой обстановке. А те, кто привязан к компьютерам, уме­ют только красиво говорить и искать по­всюду изъяны. Что ж… Кроме них, есть женщины, дети, добропорядочные гра­ждане, которых мы обязаны защищать. И защищать наш народ мы способны на «хорошо» и «отлично».

    — Не секрет, что между спецподразделения­ми существует определенная конкуренция. Как к этому явлению относитесь?

    — Конкуренция — великое дело. Если бы ее не было, то каждый кулик свое болото хвалил и никто бы ничего не знал. Но мы ездим друг к другу для об­мена опытом, проводим совместные занятия, соревнования спецподразде­лений. Активно взаимодействует с коллегами входящий в структуру на­шей бригады СОБР. Это спецподраз­деление самое молодое в стране, ему 11 лет, но оно имеет большое значе­ние, часто задействуется в спецопера­циях. Многие бойцы СОБРа в мирное время награждены медалями и ордена­ми. Что касается обмена опытом, кад­рами, то ряд наших военнослужащих проходит дальнейшую службу в «Альфе», «Алмазе», ОСАМе. И я ничего не вижу в том плохого, только приветст­вую. Что касается бригады, то ни одно из спецподразделений не может срав­ниться с нами. Потому что мы — ядро, мы — кулак, нас много. А добросове­стная конкуренция не дает возможно­сти почивать на лаврах.

    Журнал Спецназ. Июль 2010

    Андрей Дементьевский

    Похожие материалы


    Комментарии (5)

    Leave a Reply to admin

    Отменить ответ