Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 08:47 04.09.13
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2,Новости

    Есть в солдатском сленге популярное словечко «нычка». Означает теплое место службы, без изнурительных нарядов и тяжелой боевой подготовки. Классическая «нычка» — ротный писарь или по временам нынешним — «хакер». По коллективному заблуждению есть аж целые войска, где якобы служить легко, тепло и уютно. Это тоже «нычки». В них изначально хотят служить призывники, не планирующие утруждать себя 10-километровыми марш-бросками и рукопашным боем. Но только надев форму, они понимают, что легкой службы нет в принципе. А ведь как мечтается на призывном пункте! Например, тем, кто распределен на одну из «нычек» — в ПВО. Нет, правда: уютные гарнизончики и, как следствие, почти домашняя обстановка. Командиры здесь отдают предпочтение хорошему знанию математики, нежели стальным мышцам и крепким кулакам. Не нужно ломать кирпичи и бить бутылки о головы, устрашая невидимого врага. Все красиво… На бумаге. Да, как говорит известная поговорка, забыли про овраги. Дабы разуверить новобранцев, ищущих непыльной полуторагодичной работы в армии, я «послужил» день в 115-м зенитном ракетном полку. Как принято говорить у молодежи, «движуха» здесь шла полным ходом. Еще бы! За сутки солдаты и офицеры сбили несколько самолетов и ракет, военный городок отбивался от диверсантов, напавших совсем не вовремя…

    Запас новых знаний

    ОДИН из дивизионов полка находит­ся на окраине Бреста в каком-нибудь километре от государственной границы. Кстати, войска ПВО тоже причисляют себя к пограничникам, только охра­няют они границы воздушные. Диви­зион увидеть легко еще с дороги, а вот понять, что за часть стоит, — сложно. Все обтянуто масксетями, обсажено де­ревьями, словом, внешне полная сек­ретность. Правда, почти к забору при­мыкает сервисный центр «Мерседес», мимо которого с тяжелым гулом про­езжают отечественные грузовики и УАЗы. Такое своеобразное соседство…

    Даже в сопровождении офицеров сразу в часть не попадешь. Некоторое время стоим на КПП и проходим после всех нюансов согласования. Военный городок, называемый на армейском сленге «точка», очень похож на погран­заставу. Компактная казарма, малень­кий плац. Вокруг — локаторы и техни­ка. В этом году ее изучали 10 офицеров, призванных из запаса. Профессии самые разные: инженеры, юристы, эко­номисты… Все они когда—то окончили вузы и, отслужив срочную, получили офицерские звания. Некоторые служи­ли в ПВО, кто—то вообще в других вой­сках. Задача этого призыва — за месяц обучить их работе на С—300, на что отводилось до 70 процентов рабочего дня.

    В часть я попал за сутки до отправки офицеров—запасников по домам. Прямо в казарме, в кубрике, где им вы­делили кровати, они как раз сдавали по­следние зачеты по всем предметам: от топографии до тактики и спецподготов­ки. Несколько тетрадных листов, исписанных мелким почерком. Прямо как в институте. Первым на стол строгого

    преподавателя—подполковника сдал конспект лейтенант Андрей Данейко из Пинска. Он из тех немногих, кто уже служил на С—300, только в другой части. Впрочем, детально на срочной службе, по словам Андрея, вникнуть в систему не удалось. Тогда комплекс только ставился на вооружение, и бой­цов все больше направляли на перегруз­ки, так что даже те, кто с С—300 уже сталкивался, на сборах были первыми среди равных.

    Пока остальные дописывали, разго­ворились с запасниками о быте. Само собой, лет 10 назад, когда они стояли в солдатском строю, о многих вещах можно было только мечтать. Домашнее питание, отремонтированные казармы с современной бытовой техникой… Ну и отношение, разумеется, к офицерам, пусть и младшим, все—таки другое. Не­многие часы отдыха заполнялись экс­курсиями и спортом, разрешались не­которые поблажки в быту.

    Ракепы ушли!

    Чтобы на практике в считанные се­кунды сбить самолет или ракету, требу­ется усидчивость и хороший преподава­тель. Об С—300 «на пальцах» лейтенан­там говорилось много, теоретическая база в конспектах осталась основатель­ная. Но запомнили парни не только за­писанное под диктовку, но и мастер—класс от капитана Григория Ар-хипова. За час офицер дивизиона пока­зал им, как работает комплекс и что нужно делать в ходе боя. Дальше — дол­гие тренировки, дабы довести навыки до автоматизма. Я попал как раз на одну из таких.

    В казарме взвыла сирена. Тревога! Го­товность № 1. Офицеры в считанные секунды собираются и летят к своим машинам.

    Это несколько грузовиков с кунгами, нашпигованными различным оборудо­ванием. Как в кино про шпионов. Офи­церы со мной бегут к кунгу, называемо­му «Контейнер Ф2» или кабина боевого управления. В армейском народе гово­рят проще: «двойка». Чтобы было по­нятно — диалог. Командир: «Где лич­ный состав?» Ответ: «На двойке». Ребя­та стремглав взлетают по приставной лестнице и размещаются согласно своим местам в боевом расчете. Для че­ловека постороннего — это просто пять военнослужащих перед экранами с ми­гающими кнопками. Но у каждого — своя ответственная задача. На ошибку нет права.

    Первое действие — проверка аппара­туры. Матчасть в порядке, можно рабо­тать дальше. Действие второе — развед­ка и оценка воздушной обстановки… На радарах появляются цели. Офицер обнаружения и целеуказания Алексей Данейко по четырем частотам смотрит за объектом, внимательно следит за своим индикатором и, при появлении отметки от цели, вводит данные в один из шести каналов системы. В каждом канале — две ракеты, таким образом, один комплекс С—300 может одновре­менно сбивать до 6 целей двумя залпа­ми. От такой мощи не уйдет даже опыт­нейший летчик. Если увернется от пер­вой боеголовки, от второй не сможет физически.

    Меж тем «шоу» продолжается. В бой вступает офицер захвата Андрей Авдей-чик. Ему помогают два оператора руч­ного сопровождения (должности сол­датские). Несколько манипуляций — и цель сопровождается в автоматическом режиме, ей уже не уйти. Цель, конечно, учебная. В компьютерной программе комплекса предусмотрена такая опция. Впрочем, нередко ракетчикам подыг­рывают наши летчики, имитирующие вражеские истребители.

    Все описанное выше происходит в течение двух—трех минут. По крайней мере, 15 сентября наши зенитчики вер­нулись с Телембы — полигона в Забай­калье. Отстрелялись на «отлично». Когда цель взята на «мушку», офицеру пуска остается при входе объекта в зону поражения произвести залп заранее на­значенными ракетами. После оценки результатов стрельбы идет доклад на ко­мандный пункт, где все это время нахо­дится командир полка, координирую­щий действия не одного комплекса, а сразу нескольких, которые находятся в разных дивизионах. Самый настоящий спрут!

    Атака сходу

    ПОКА командир полка следил за воз­душным боем, в небольшом военном городке, где живут офицеры и солдаты, которые служат на командном пункте (он находится неподалеку от городка) развернулись боевые действия. На часть напали диверсанты. Спокойная жизнь была прервана. Бойцы поднялись по тревоге, и завязался бой. Диверсанты забрасывали городок гранатами, повсю­ду слышался треск автоматных очере­дей. Впрочем, наши стрелки заняли грамотные позиции и, через несколько минут, вражеский спецназ отступил. Хочется верить, что с позором.

    Этим налетом полк демонстрировал представителям частей отдельно стоя­щих воинских гарнизонов войск Запад­ного оперативно—тактического коман­дования, как нужно грамотно организо­вывать охранение своей территории. В полку проходило показное занятие по вопросу порядка организации службы: караулы, наряды, повседневный быт. В маленьких гарнизонах, стоящих далеко от населенных пунктов, служба имеет свою особую специфику. Здесь солдат и офицер должны не только нести службу на технике, отрабатывая учебно—бое­вые задачи, но и полностью обслужи­вать территорию, вести хозяйство, зани­маться имуществом. В части, где служит не так много людей, где до города — ки­лометры, а кругом лес, это намного сложнее. И медом здесь даже не пахнет. Почетная служба легкой не бывает.

    Похожие материалы

    Оставить комментарий