Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 14:38 12.25.11
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2,Новости

    В середине декабря 1988 года командир полка вызвал к себе лейтенанта Ловченко и приказал: «Завтра возьмете с собой сержантов Налбандяна и Сулковского и поедете в Махачкалу, на телевидение. Будете представлять нашу часть на съемках «Новогоднего огонька». Форма одежды — па­радно—выходная».

    Ловченко козырнул и отправился выполнять приказ с не­которым смятением в глубине души, ибо считал обоих сер­жантов сомнительными типами, недостойными представ­лять доблестные Вооруженные силы на голубых экранах кавказской республики.

    Красавец Карен Налбандян, например, мог говорить толь­ко о женщинах и сопутствующих им темам. Его коньком были пространные рассуждения о вреде брома (который, по его мнению, добавляли в солдатский чай просто безбо­жными дозами) для детородных функций сильного пола в целом и его лично. В целях проверки своей версии о пагубности влияния вышеуказанного хи­мического элемента на предстатель­ную железу он все увольнитель­ные проводил одинаково: либо пытался с кем—то познакомить­ся, либо сидел в небольшом по­луподпольном видеозале, где под сопение сорока горячих мужчин с неиз­менным успехом в течение полугода де­монстрировался только один фильм — «Греческая смоковница». Сулковский казался Ловченко еще более несерьезным. В посылках ему вместо шоколадки или, на ху­дой конец, неуставных носков (как всем нормальным солдатам) присылали стопками белорусские газеты «Знамя юности» и «Звяз- да». Лейтенанту, заучившему в училище, что «Звезда» мо­жет быть только «Красной», вто­рая газета ви­делась особен­но подозри­тельной — мало того, что в названии ошибка, так еще и напечатано в ней вроде русскими буквами, но как—то не по—русски.

    «Но ничего не поделаешь — приказ есть приказ», — вздохнул Ловчен- ко… На следующий день два сер­жанта в сопровождении лейтенанта сидели в празднично украшенной студии Дагестанского телевидения. Там же за примерно тридцатью сто­ликами, сервированными только шампанским, расположились представители воинских частей, а также местной творческой, техни­ческой и рабочей интеллигенции обоих полов, причем многие — в национальных костюмах. Сулковский посмотрел по сторо­нам и отчетливо понял, что цитата из школьного учебника «Дагестан — самая многонациональная республика СССР.

    На территории автономии проживают представители бо­лее ста наций и народностей, таких как кумыки, аварцы, лезгины, даргинцы, лакцы…» была абсолютно правдивой. Налбандян тоже посмотрел по сторонам и не менее отчет­ливо понял, что познакомиться с дамой в такой атмосфере вряд ли удастся без последующего жесткого контакта с ее братьями и другими кровными родственниками, ответст­венными за сохранение девичьей чести. Съемки продолжались семь часов с двумя 20—минутными перерывами. Первые полчаса ведущий (судя по лицу, явно не понаслышке знакомый с продукцией Кизлярского коньячного завода) по команде заставлял всех аплодиро­вать, восклицать «С Новым годом!», чокаться бокалами и изображать бурную радость. Последний пункт был труд­новыполнимым, так как шампанское из бокалов просили пока не пить — «для телекартинки». Потом начался собст­венно «Огонек». По иерархии его открыл всесоюзно изве­стный народный поэт Расул Гамзатович Гамзатов, который прочел собственные стихи на русском языке и произведе­ния Пушкина в переводе на свой родной аварский. После него выступали поэты рангом пониже с шаблонным ре­пертуаром: собственные произведения на русском — Пушкин на своем родном — стихи Гамзатова в собствен­ном переводе на свой родной язык.

    Затем «этнографическая карусель» завертелась по полной: танцы в исполнении джигитов с колюще—режущими пред­метами и без оных — в исполнении женщин, народные пе­сни, шутки—обряды—прибаутки и даже невесть откуда взявшийся фокусник в шляпе, с перхотью. А потом появилась она — светловолосая и голубоглазая де­вушка с точеной фигуркой. Она исполняла лирическую пе­сню с припевом: «Любовь прекрасна и грустна, но нам с тобою ясно — грустна для третьего она, а для двоих прекра­сна». По просьбе режиссера она спела эту песню четыре раза: два раза возле нашего столика и еще два — у столика, где сидели три полковника, один из которых ей как—то по—особенному улыбался…

    Сержант Сулковский услышал рядом вздохи, взглянул на сер­жанта Налбандяна и понял, что тот «пропал». Он сидел, рас­правив плечи и раздув ноздри, и, как глухарь на токовище, взглядом, полным не­мого обожа­ния, следил за всеми пере­движениями девушки…

    Во время второго перерыва Карен ку­да—то исчез, но вскоре вернулся и с довольной улыбкой прошептал Сулковскому: «Слушай, есть две новости. Во—первых, я с ней познакомился. Ее зовут Надя, она дочка одного из этих полковников и обещала при­ехать ко мне в гости в часть. Во—вторых, в конце здесь всем будут нормально наливать»…
    В конце, после того как Ловчен­ко приказал: «Подождите меня в машине», сержанты поняли, что наливать будут не всем… По возвращении в полк вооду­шевленный Налбандян развил бурную деятельность. Всем заступав­шим в наряд по КПП было убедитель­но доведено, как вести себя в случае, если там появится «очень красивая девушка» (особые приметы прилагались). Предписыва­лось: а) проверить, отзывается ли на имя Надя, б) не заигрывать с ней, в) не лапать ее руками, г) незамедлительно вызвать на КПП самого Налбандяна. Солдатскому составу своей батареи эти ЦУ донес сам Карен, играя мускулами в бане (чтобы лучше дошло), а остальным батареям сообщил его земляк, почтальон Чакрян.

    Шли недели, а Надя все не приезжала. Карен сох прямо на глазах. Он механически переносил «тя­готы и лишения воинской службы» и даже не педали­ровал тему наличия брома в третьих блюдах.

    Ситуацию усугубляли шутки не чутких к чужим страда­ниям сослуживцев. Так, периодически на КПП прихо­дили пожилые горянки в поисках отбившейся козы, а еще чаще — сами приблудные козы. Несколько раз де­журный по КПП вызывал к ним Карена. Правда, такие вольности без последствий для собственных организмов могли себе позволить лишь Мартыненко и Антонюк, имевшие вторые разряды по боксу и самбо соответст­венно…

    Увольнялись Сулковский и Налбандян в один день. На вокзале в Махачкале Карен сказал: «Счастливой дороги тебе, брат! А у меня еще здесь есть незакрытый вопрос».

    — Любовь прекрасна и грустна? — спросил Сулковский.

    — Да.

    — А если ты окажешься третьим?

    — Это мы еще посмотрим, — ответил Налбандян.

    Они обнялись, попрощались и с тех пор больше не видепись

    Автор: Станислав Сусловский

    Похожие материалы

    Оставить комментарий