Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 20:57 06.10.11
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Новости

    BelArmy.by продолжает публикации серии материалов рубрики «Блог-пост» автора журнала «Спецназ» Александра Митюкова. Ждем ваших откликов на полемические статьи на форуме BelArmy.by а так же на форуме 5 ОбрСпн г. Марьина Горка либо по адресу ЖЖ А. Митюкова alex-brest.livejournal.com, а так же в комментариях к данной статье.

    НЕЗАДОЛГО до церемонии Военной присяги в Брест­ском гарнизоне произошло ЧП: на полигоне, располо­женном в нескольких кило­метрах от города, на стрель­бах из автоматического гра­натомета АГС—17 взорвался патрон, который вылетел из ствола и пролетел около 30 метров от рубежа открытия огня. Осколками ранило троих солдат, причем не тех, кто стрелял, а наблюдавших за стрельбами новобранцев… Слава Богу, все остались жи­вы, более того, парней лишь царапнуло на излете, так что все они скоро вернулись в строй. Однако подробно ин­формировать обществен­ность о случившемся обо­ронное ведомство не спеши­ло. Лишь на сайте Мини­стерства обороны появилась скупая информация под не­броским заголовком: «Сооб­щение пресс—службы». Под ним — несколько слов о про­исшествии без указания ре­гиона, воинской части и ма­лейших подробностей. Из заметки можно было толком понять лишь то, что 9 февра­ля на одном из полигонов страны пострадали трое во­еннослужащих. А солдаты или офицеры — не ясно. Правда, изучив внимательно новости сайта Минобороны, пытливые умы все-таки мог­ли бы сделать кое-какие вы­воды, наткнувшись на опуб­ликованную тремя днями ра­нее информацию: «9 февраля на полигоне «Брестский» пройдет показ боевых возмо­жностей вооружения и тех­ники 38-й отдельной гвар­дейской мобильной бригады для вновь прибывшего попо­лнения. В ходе мероприятия новобранцы ознакомятся с боевыми возможностями и тактико-техническими хара­ктеристиками вооружения и военной техники, которыми оснащено соединение». Со­поставить нетрудно. Но многие ли станут утруж­дать себя сопоставлениями? Обыватель ведь, тем более ти­пичный интернет-юзер — офисный сотрудник, студент или школяр, глубоко рыть вряд ли удосужится, а при от­сутствии подробной и досто­верной информации предпо­читает услуги агентства «ОБС» («одна бабка сказала»). А мы, журналисты, в условиях информационной изоляции узнаем от досужих читателей, что, дескать, молодых десант­ников допустили к метанию гранат и при взрыве двое чуть ли не погибли. Опровергнуть эти слухи оказалось крайне сложно, хотя я всего-то и хо­тел узнать: действительно ли были на полигоне новобран­цы и правда, что их допустили к метанию гранат?

    Первым делом позвонил в Брестскую межгарнизонную военную прокуратуру. Проку­рор удивленно спросил: «От­куда у вас такие данные?» И тут же сообщил, что делом о ЧП занимается Белорусская военная прокуратура. В свою очередь, начальник организа­ционно-контрольного отде­ла Белорусской военной про­куратуры Игорь Шерстнев сообщил, что его ведомство подтверждает информацию на сайте Министерства обо­роны. «Больше никакой ин­формации мы не даем», — ре­зюмировал Шерстнев. Еще интереснее вышел мой диа­лог с заместителем команди­ра 38-й отдельной мобиль­ной бригады по идеологичес­кой работе Владимиром Юр- гелем, который без лишних слов отправил меня в пресс-службу МО. «Но там ведь могут не знать деталей», — удивился я. «Там все зна­ют», — сухо ответил офицер. И лишь пресс-секретарь Ми­нистерства обороны Влади­мир Макаров наконец-то оп­роверг слухи и рассказал, как все было на самом деле. В ито­ге у меня получилась вполне объективная заметка. А ведь мог, как сделали некоторые коллеги, наткнувшиеся на от­каз в комментариях, пригото­вить фирменное «газетное блюдо»: стенограмму разгово­ра с прокурорскими работни­ками и бригадным замполи­том, полив гарнир соусом из слухов и домыслов. Думаю, такой «гуляш» пришелся бы по вкусу многим читателям, но вызвал бы диаметрально противоположную реакцию в Министерстве обороны.

    И только через несколько дней сотрудник Белорусской

    Тем не менее «игра в молчан­ку» для армейских структур остается делом привычным. «Не делайте из наших проб­лем сенсаций», — призыва­ют люди в форме. — Сами разберемся».

    В феврале прошлого года на аэродроме в Засимовичах упал вертолет. На борту нахо­дились люди. При падении никто из них не пострадал, но «вертушка» получила серьез­ные повреждения. Однако даже спустя два дня после происшествия эту информа­цию ни в Министерстве обо­роны, ни в Брестской меж­гарнизонной военной проку­ратуре еще не подтверждали. В пресс-службе МО журна­листа брестской региональ­ной газеты уверяли: «Дезин­формация 100 процентов. Все воздушные суда страны рабо­тают в штатном режиме».

    И только через несколько дней сотрудник Белорусской

    военной прокуратуры ответил моему коллеге: «Вы уже тре­тий человек, кто в течение не­дели звонит по поводу этого вертолета. Упал он в Воору­женных Силах — вы и обра­щайтесь за всей информаци­ей в Вооруженные Силы. Да проблема выеденного яйца не стоит! Все это — нагнетание обстановки. Элементарный случай пытаетесь раздуть до уровня мирового масштаба. Там люди не погибли, это не преступление, не криминал. Вот если бы люди погибли, мы бы первые вышли и сказа­ли, как и что. А там никаких телесных повреждений».

    Вот уж действительно хочет­ся вспомнить циничную ми­лицейскую поговорку: «Нету тела — нету дела». Увы, почему—то в наших кра­ях чиновники разного уровня любят поучать журналистов: о чем стоит писать, о чем нет. Что будет интересно, что не очень. Где сенсация, а где «проблема выеденного яйца не стоит». Причем, как мы давно подметили, пробле­ма—то зачастую есть. Но ком­ментировать ее официаль­ным лицам ой как не хочется, дабы лишний раз не бросать тень на свою организацию (или из чувства собственной безопасности, чтобы не вы­звать гнев руководства). По­тому—то, наверное, не разгла­шались и подробности о взрыве на брестском полиго­не. До сих пор не сообщаются прессе и причины, по кото­рым в прошлом году солдат Александр Трубников сбежал из своей части в Россию, хотя ему оставалось всего два ме­сяца до увольнения. Не назы­валось и имя бойца спецназа, погибшего из—за неосторож­ного обращения с оружием этим летом на одном из бело­русских полигонов… Так и видит общество армию несколько раз в году: на при­сяге, парадах, днях открытых дверей, успешных стрельбах или слаженных учениях. Причем в ракурсе, строго указанном репортерам офи­церами. Это очень напомина­ет экскурсию в Северную Ко­рею. Правда, туда журнали­стов вообще не пускают. На­деюсь, в наших Вооруженных Силах до этого не дойдет. Хо­тя я еще долго буду помнить давний спор с приятелем, офицером Сил специальных операций, который доказы­вал мне, что журналисты пи­сать об армии в негативном свете ни в коем случае не дол­жны. Военные, говорил он, это каста. Элита, цвет нации. И в случае чего военные пер­выми пойдут под пули.

    Естественно, я с бывалым де­сантником не согласился. И что, простите, из—за «в случае чего» армия должна стать не­прикасаемой для критики? Каста — звучит хорошо. Что ж, в таком случае и оставай­тесь кастой. За забором. Не выходите в город, не призы­вайте гражданских на сроч­ную службу, закройтесь, как в монастыре, от внешнего мира. До войны. Но до такого абсур­да никогда не дойдет. Так что нечего, товарищи офицеры, жаловаться: мол, на заводах и стройках ЧП случается не меньше, но именно происше­ствия в армии журналисты раздувают до сенсации. Нет никакого раздувания. Просто на завод и стройку люди идут по собственной воле. В армию — по долгу. Пусть срочная служба и почетная, но все-та­ки это обязанность. Соответ­ственно и внимание к Воору­женным Силам у общества очень пристальное.

    В общем, нет никакой касты. Армия ест народный хлеб и живет на государственные деньги, и вполне логично, что налогоплательщик, будущий новобранец, родители солдат должны быть в курсе проис­ходящего за забором воин­ской части. И коль уж мы оп­ределились, что в/ч — не мо­настырь, а Вооруженные Си­лы — не церковь, а государст­венный институт, то и суще­ствовать обязан не по своим надуманным гордыми блю­стителями неписаных уставов правилам, а по законам госу­дарства. В частности, контак­ты с представителями СМИ регулируют Конституция и Закон «О печати…»

    Видимо, иные, ответственные за связи с прессой военные рассуждают так: раз не дал информацию «писаке» — ни­кто ничего не узнал. А ведь уз­нают. Только уже в виде до­мыслов и кривотолков, ведь главным порождением слухов по-прежнему остается отсут­ствие гласности. Ну и кому от этого хуже? Журналистам, ко­торые тему для очередной публикации всегда найдут, или армейцам, которые будут выглядеть далеко не лучшим образом? Тем более в эпоху интернета, когда слухи рас­пространяются и множатся так, что кролики позавидуют! Вспоминается случай из прак­тики… Тот год у брестских де­сантников был неудачным: сплошные ЧП. Сотрудники военной прокуратуры часть наведывали регулярно. Я, на­чинающий репортер, соответ­ственно выдавал в местной га­зете разгромные публикации. После выхода очередной в ре­дакцию позвонил некто пред­ставившийся комбригом и высказал главреду несколько абзацев нелицеприятных эпи­тетов. Разговор закончился еще хуже, чем начинался: зво­нивший добавил, что хотел бы поймать «этого корреспон­дента», вывести в лес, привя­зать к дереву и… Тут он осекся и повесил трубку. Все бы ни­чего, да редактор, матерый журналист, записал разговор на диктофон и в следующем номере выдал заметку «Сер­дитый звонок редактору». Неизвестно, сколько бы еще продолжалась перестрелка с явным преимуществом газе­ты, не появись в бригаде но­вый замполит, который и предложил сесть за стол пере­говоров. Спокойно, коррект­но, как дипломаты, мы обсу­дили все проблемные момен­ты и пришли к выводу: надо чаще встречаться и писать обо всем. А вскоре у десантников и комбриг сменился. Новый командир не только не скры­вал «залёты», но еще до рас­пространения слухов опера­тивно и обстоятельно разъяс­нял журналистам о причинах происшествия, возможных последствиях и т.д. Читатели, однако, быстро забывали о ЧП, поскольку работал прин­цип: на одну негативную пуб­ликацию — десять позитив­ных. Благо и «хвалебной» фа­ктуры хватало. Мы освещали каждое учение, выходили вме­сте с подразделениями на по­левые выходы, писали мате­риалы «с колес», в вертолете, во время прыжков.

    Думаю, не надо быть выда­ющимся аналитиком, чтобы убедиться: количество пуб­ликаций об армии в наших СМИ ничтожно мало, при­чем в основном это неболь­шие заметки. Чаще и охот­нее пресса публикует мате­риалы о работе милиции, внутренних войск, МЧС, Госпогранкомитета. Эти си­ловые структуры демонст­рируют куда большую от­крытость. Хотя и к ним у журналистов еще масса воп­росов. Работа такая.

    Журнал Спецназ

    Похожие материалы

    Теги

    Комментарии (1)

    • admin:

      Информацию про Армию у нас катастрофически не хватает и как мне кажется ситуация в ближайшее время особо не измениться ! Вижу каждый день как готовятся будущие кадры для военной журналистики так даже страшно становиться )))

    Оставить комментарий