Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 11:56 12.18.12
    Автор:  admin
    Рубрика: Лента новостей,Лента новостей 2,Материалы,Новости

    Военные часто упрекают журналистов в том, что те некомпетентны, что не владеют знаниями о военной технике, не знают военных обычаев и традиций и т.д. При этом, зачастую от них самих не добиться никакой правдивой информации, получается замкнутый круг.  Откуда же читателям черпать правдивую информацию о нашей армии? Правильно, из уст тех, кто прошёл службу и может рассказать всю правду о ней. Зачастую, такие рассказы намного больше влияют на восприятие гражданскими того, что происходит в армии, чем информация из официальных источников (Официальный сайт МО Беларуси, Военная газета «Во славу Родины»).  С сегодняшнего дня BelArmy.by начинает публиковать первую часть рассказа журналиста Евгения Лебедя, который называется «Мои полигоны».  В данном рассказе автор делится своими впечатления о прохождении срочной службы в ВС Республики Беларусь. Если у вас возникнут какие-то вопросы к автору, вы их можете оставлять в комментариях к данному материалу, а так же присылать на электронную почту tyz.lt@mail.ru.

    От автора

    Этот цикл эссе посвящен моей службе в армии. В отличие от дневника «За красной звездой», где я рассказываю про армейские будни, здесь будет больше мыслей. То, на что обращал внимание, какой я вижу эту армию. Советы для тех, кому предстоит еще там побывать.

    Всем своим критикам хочу сказать, что цель написания этой книги состоит не в том, чтобы дискредитировать армию, показать ее с плохой стороны.  У каждого, кто служил, будет своя правда, искать ее здесь я не намерен. Вы можете не согласиться ни с одним моим словом, вы можете обвинить меня в некомпетентности и в отсутствии патриотизма. Я написал армию такой, какой я её видел и чувствовал. Не ставлю перед собой задачи под кого-то «копать» и обижать. Все изложенное ниже было в моей жизни в период с ноября 2011 по ноябрь 2012.

    Моим армейским друзьям посвящаю…


    Предисловие

    В своей жизни человек проходит несколько стадий развития. Они особенно ощущаются во время становления его как личности, то есть в возрасте примерно от 20 до 27 лет. Мне кажется, что именно этот промежуток времени является определяющим для человека: он учится, набирается опыта, закладывает фундамент всей своей жизни. И у каждого этот фундамент разный по прочности – итог его деятельности за этот период времени.

    У каждого из нас сначала были университеты, нет не вузы, а именно университеты, причем этот период касается всех, а не только студентов. Университеты – это время, когда мы учимся жить, любить, набираемся опыта, делаем ошибки, а потом стараемся их исправить. Это накопление знаний. Мы выбираем профессию, работу, людей, с которыми готовы идти по жизни дальше.

    Закончились университеты, знания получены, осталось проверить их в жизни. У Максима Горького университеты – школа жизни, для меня школа жизни – полигоны.

    Пришло время служить в армии. Этот период стал ПОЛИГОНОМ – местом для испытаний самого себя.

    Это не те огромные по площади территории, это слово абстрактное. Что делают на полигонах? Правильно, проводят испытания. Так вот и в жизни наступило время проводить испытания всего того, чему научили университеты.

    Предчувствие

    Оно начиналось задолго до самого начала службы. После окончания школы замаячила тема армейской службы, но быстро улетучилась в связи с моим поступлением в университет. Каждый год в военкомат попадали справки из деканата моего филологического факультета, согласно которым я успешно переходил с курса на курс.

    Перспективу быть призванным в 2011 году я увидел в апреле того же года, когда в деканат пришла повестка о прибытии на медкомиссию. В то время я не учился, а проходил практику. На повестке стояла дата 13 апреля…

    Медкомиссию я проходил долго, были проблемы с давлением, врачи поставили диагноз плоскостопие I-II степени. Я даже в больнице обследование проходил, аппараты на протяжении 24 часов проверяли артериальное давление, изменения при физических нагрузках. Однако итоговое заключение гласило, что я все равно годен к призыву с некоторыми ограничениями. Это значило, что в спецвойска меня не возьмут. Уже легче.

    Следующая повестка была на июль, я знал, что набор будет только в милицию и  погранвойска, поэтому думал, что мое появление в комиссариате будет носить формальный характер. Но нет, представители в/ч 5522 (милиция) отбирали себе личный состав, на встречу вызвали и меня. С этими товарищами у меня произошел короткий диалог:

    - Не хочешь служить в нашей части?

    - Нет, тем более, я по заключениям медкомиссии не подхожу.

    - Мы с врачами договоримся…

    Летом 2011 года люди с активной гражданской позицией выходили на площади и принимали участие в «молчаливых» акциях. Тогда милиция жестоко разгоняла митингующих. Быть топором ментов не хотелось.

    - Я не пойду служить в милицию по политическим мотивам!

    - Иди отсюда!

    Следующая повестка была на октябрь. Все лето я отдыхал, работал, но не было дня, чтобы я не подумал, что день за днем приближают меня к времени «Ч». Радовался, что времени еще много. Так незаметно подобрался сентябрь, за ним октябрь. В военкомате дали повестку на контрольную явку 17 ноября. Внутри меня похолодело, понял, что все, пора готовиться к худшему. Дни таяли один за другим, ничего не хотелось делать. На работе дурные мысли отгонял творчеством, много писал, понимая, что потом мне запретят это делать. Забегая вперед скажу, что моя спортивная страница вышла после того, как я ушел в армию. Даже в последнюю ночь писал информационные заметки.

    Наступил четверг, 17 ноября. Светило солнце, но было холодно: ветер гонял по тротуарам последнюю осеннюю листву. В военкомате выступил военный комиссар, потом ветеран, потом кто-то из БРСМ. В общем, примитивный набор слов пафоса. Никто не слушал. Думали, куда попадем. На личном деле стоял номер части на Фолюше. Некоторые еще рассчитывали попасть в резерв, но эти надежды таяли с каждой секундой. Дорогого стоило попасть в резерв. Кто-то смог, кто-то пролетел…

    После контрольной явки вернулся на работу, обновил свой блог последней новостью. В 18 часов попрощался с коллегами, сел в машину. Домой ехать не хотелось, решил напоследок помыть машину, заехал на мойку. Пока стоял в очереди – слушал эфир радио Гродно. В программе «5 вечеров с Надеждой Кемежук» принимали участие тренер и хоккеисты «Немана». Послушал до конца, поставил машину на стоянку и приехал домой. Родители расстроены, у самого настроение не лучше. Сидел до середины ночи в интернете, не мог заснуть. Последняя ночь перед армией. Несмотря на то, что утром встал в полшестого, не чувствовал усталости, думал о том, что мне принесет предстоящий день. На улице темно, сел на маршрутку, доехал до вокзала, там пошел пешком до сборного пункта. Возле него уже толпились ребята с сумками и пакетами. В половину восьмого нас запустили во двор сборного пункта. Как только пересек линию ворот  – понял, что на этом кусочке земли закончилась моя свобода.

    На сборном пункте быстро прошли медкомиссию – никто ничего не осматривал, в кабинет заходили по несколько человек. Сидели в актовом зале и ждали. Меня какой-то молодой подполковник попросил прочитать речь. Неожиданно для самого себя согласился, вышел на трибуну, что-то произнес. Нет, не пафосное, что-то собственного сочинения. Потом мы попрощались с родными, которые пришли нас проводить (меня провожал брат, мама и троюродный брат Юра). Потом часть людей посадили в МАЗ и повезли на Фолюш. По дороге за нами ехала машина с пьяными ребятами. Они кричали нам что-то, бросали сигареты в кузов, а перед КПП Фолюша свернули с дороги. Выйти за ворота можно было только через год.

    Карантин

    Нас высадили из МАЗа, построили возле казармы мехбата (где я впоследствии и жил после карантина). Первым офицером, которого мы увидели, был майор Сорока.  Я не знаю, какое отношение он к нам имел тогда, просто проходил мимо, но не упустил возможность выразиться. А сказал он следующее:

    - Ну, что, алкоголики! Теперь хоть ваши мамки полтора года отдохнут от ваших пьянок, бл…дства и бардака, который вы после себя оставляете!

    Как мы могли отреагировать на такие слова? Ну, в обычной жизни сказали бы, типа, дядя, не говори х…ни. Иди своей дорогой.  А здесь мы промолчали, потому что ничего не могли сказать, потому что почувствовали, что не в силах уже что-то изменить.

    Всех людей поделили, основную часть отправили в первую роту, осталось 9 человек, и нас включили во вторую роту. Завели в казарму. Я зашел, увидел табличку «Танковый батальон» и мне сразу не понравилось. Не понравился запах, не понравилось однообразие в казарме: ряды кроватей, одинаково заправленных, отбитые кантики, ровные дужки кроватей. Мы были первые в этой роте: Я, Ваня Лагунский, Саня Лаевский, Марио (Андрей Лошковский), Кузя (Женя Кузьмицкий), Вадим Мазюк, Виталик Майко, Виталик Лыщик и Серега Макалович. Имено эта компания быстрее всего сдружилась. Спустя месяцы нас всех раскидали, но мы сохранили хорошие отношения и всегда были рады видеть друг друга.

    Пришли наши сержанты. Вообще, сложно определить возраст человека в форме. Так и сержантам я не мог дать точное количество лет. Потом узнали, конечно… от 19 до 22… Чего с них взять? Но они оказались хорошими парнями, проблем у нас не возникало, мы привыкли к ним, они привыкли к нам. Самое интересное, что они ждали нас 8 месяцев – столько времени не было призыва, хотя молодое пополнение приходит обычно через полгода. Нам повезло с призывом, ведь летом набора не было. Иначе потом у нас было бы три периода вместо двух. Представляете, как изголодались наши дембеля, к которым мы пришли через год? И все это время они выполняли всю работу…

    Вернемся в карантин. Смешно сейчас вспоминать наше перевоплощение в военных. Получали одежду, не знали, как что на себя напяливать. Самым трудным было надевать кальсоны, это такая херня, у которой разрез и спереди и сзади. Как ни крути – понимаешь, что ничего не понимаешь. На помощь пришли сержанты: где пуговица, там зад. Выдали бляху с серпом и молотом. Союз давно развалился, а мы еще какую-то абстрактную родину с советскими символами защищаем.

    Старшиной нашей учебной роты был старший прапорщик Макась. Про таких говорят, злые снаружи, добрые внутри. Помню, как он выдавал нам зимние шапки:

    - У тебя какой размер?

    - Вроде, 56-ой.

    - На 54, больше нет.

    - Так она на меня не налезет…

    - Не может такого быть… И после этих слов старшина двумя руками берет шапку и натягивает ее на уши солдату. Налезла

    Потом пошли в баню. Шли в полной темноте по какой-то тропинке. Баней оказалось старое здание, там небольшая раздевалка и помещение, разделенное на две части перегородкой. Душ – вот какая баня в армии, а не то, что вы подумали.

    Вечером казарму заполнили другие солдаты, тех, кого привезли позже. Всего у нас жило 4 взвода, это вместе с сержантами 112 человек.

    А потом наступила первая ночь. Я долго не мог заснуть, хотя встал рано и дома спал плохо. Большая казарма, много людей, привыкнуть было сложно.

    И проснулся в 5.50, начал одеваться, чтобы не опоздать на зарядку. Вообще, за всю службу в армии с командой «Рота, подъем!» я просыпался считанные разы. Дома в увольнениях спал глухо, а в армии организм был настроен так, что просыпался до подъема за полчаса или 20 минут. Потому что команда подается громко, человек еще не проснувшись вскакивает и куда-то бежит. У нас был случай, когда парень резко вскочил с кровати, ему стало плохо и он потерял сознание. Приехали врачи и приводили в чувство.

    Питание

    Начинать всегда трудно, трудно привыкнуть к режиму, к людям, к питанию. С последним были проблемы. Я так и не полюбил всякие каши по утрам. Вообще, дома привык не есть по утрам, если где пообедаю, то хорошо. В армии кушать три раза в день было много для меня. В первое время особенно. А чем кормили? Утром каша перловая, ячменная, сечка или какая-то без определения…. колбаса или кусочек курицы (чередовали через день), яйцо вареное (иногда скорлупа снималась очень плохо, оставался только желток), кусок белого и черного хлеба, шайба мерзлого масла (его доставали из холодильника, приходилось размазывать мерзлое). Сделать это успешно получалось не всегда: середина хлеба в масле толстым слоем намазана, по краям пусто. Знаете, как выглядит армейский бутерброд? На белый хлеб намазывается масло, на черный крошится желток. Оба хлеба соединяются и употребляются с чаем.

    На обед давали суп (капуста, борщ, горох, рассольник), на второе: перловку, макароны, гречку или рис с котлетой, гуляшом, печенкой. Не обходилось без салата: будто бы топором рубали капусту или свеклу J Обязательно 100 грамм сока томатного или яблочного, а также компот или кисель.

    Самая предсказуемая пища была на ужине. Постоянно картофельное пюре  и жаренная рыба, чай или чай с молоком. Кстати, чай с молоком ни разу не пил. Просил поварих налить нормального чаю. В первое время мне очень не хватало обычной воды.

    Ученье свет, а неученье… – армия

    Чему мы учились в карантине? Ну, понятно, убирать, подшивать воротничок к кителю. Помимо всего этого, у нас были занятия. Вообще, в армии расписание занятий есть всегда, но только в карантине оно более-менее выполнялось.  А так все ради показухи. Мы спали в окопах, вместо того, чтобы их копать заново – сидели, съежившись, чтобы нас не видели с дороги проезжающие машины. Потом были теплые классы учебного корпуса военного факультета. За все время карантина написали в тетрадях 5-6 страничек.

    Три раза до присяги мы ездили стрелять. Эти стрельбы были короткими, всего по несколько выстрелов. Мы ничего не почувствовали, нас торопили, не давали времени для обзора мишеней. После карантина я ни разу не стрелял боевыми патронами. Несколько раз «палил» холостыми, но об этом расскажу ниже. Нас привозили на полигон ранним утром, когда еще было темно и очень холодно. Думали, как бы быстрее отстрелять и найти тепло. Со вторым было сложнее: чтобы мы не замерзли, командиры приказали по полигону передвигаться бегом. Не очень хорошее решение, тем более, что за плечом автомат, на ремне саперная лопатка и подсумок с магазинами. Постоянно руками проверяли пояс, чтобы не дай бог, потерять что-нибудь. Пугали тюрьмами, каторгой и еще какой-то холерой.

    Продолжение следует …

    Похожие материалы


    Комментарии (6)

    • Kostuzik:

      время идет – служба не меняется. я тоже годичник, служил в колодищах, янв. 2009 – янв. 2010. вы прямо мой карантин сейчас описали, разве что у нас курицы не было – зато была полугнилая рыба постоянно.
      холостые выстрелы, о которых вы упомянули, – это, видимо, выезды на похоронку.

      • yevgeny:

        да, холостыми стреляли на похоронках, пять выстрелов под гимн. действиями руководит командир почетного краула: прапорщик или старлей. По его команде и начинали стрелять

    • fox:

      чтобы всю «прелесть» армейской службы ощутить надо как минимум полтораху отслужить!!!… самое интересное в том что годичники и полторашники «живут» разными «жизнями» в армии, и чтобы ощутить всю ..рень армии годичникам не хватает еще полгодика, да и есть приказ отцов-командиров не пресовать(в любом виде) годичникам – ведь они оказывается «мозговое» будущее страны(я представляю кем тогда считают полторашников – они же под прес попадают!!?????)

    • Мл.с-т Воробьев:

      Такое ощущение, что про свою службу читаю, хотя служу в Российской армии. Ощущение, что Союз и не распадался никогда.

    • Alexx:

      Сравнил статью в «Вечернем Гродно» и эти т.с. воспоминания и размышления…..политические мотивы-серьезная вещь :)

    Оставить комментарий