Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 11:16 08.25.11
    Автор:  admin
    Рубрика: Журнал Спецназ,Лента новостей,Лента новостей 2,Новости

    Очередное квалификационное испытание на право ношения символа спецназа внутренних войск — отличный повод встретиться с председате­лем Совета Краповых Беретов, заместителем начальника управления боевой подготовки ГУКВВ полковником Андреем ДУДКИНЫМ. Редактор «Спецназа» беседовал с Андреем Алексеевичем о нововведениях, трав­мах кандидатов, равных условиях для представителей различных сило­вых структур, «системе колеса» и подоплеке командирского напутствия: «Краповый берет тяжело заслужить, но легко потерять».

    Андрей Алексеевич, как оцениваете ка­чество подготовки кандидатов?

    —  Подготовка солдат высокая. Сдача на краповые береты не имеет какого—то единого стандарта, может меняться в за­висимости от обстановки, условий, ме­стности, наличия материальной базы. Если надо, уложим всю программу экза­менов в один день, если необходимо — распределим на пять дней. Имеет наша организация такое право, вносим корре­ктивы с разрешения командующего внутренними войсками. Но какие бы ус­ловия мы солдатам ни ставили (120-ки­лометровые марши или 50-километро­вые, когда 30 километров шли, 20 бежа­ли и т.д.), при нынешнем уровне подго­товки бойцы с достоинством и честью выдержали бы эти испытания. А потен­циально, как показывает многолетняя практика (первые «краповые» испыта­ния прошли в Беларуси в 1993 году), способны сдать 15 — 20 человек. В этот раз первый этап — общефизическую подготовку — все прошли хорошо. Были нюансы на втором этапе при соверше­нии марш—броска, ведь не все кандида­ты проходили подготовку в учебном центре «Воловщина». Допустим, кур­санты факультета внутренних войск Во­енной академии, некоторые офицеры в/ч 3214 в силу служебных обязанностей не имели возможности принимать уча­стие в сборах кандидатов — занимались по профилю в пунктах постоянной дис­локации. И подтвердилась аксиома, проверенная годами: большинство тех, кто готовится к сдаче на берет индиви­дуально, марш—бросок не выдерживает. А те, кто занимался вместе в учебном центре, проходят этап более успешно.

    —  Были свои нюансы на этапе стрельбы. Солдаты из автомата стреляли неплохо. Из пистолета похуже — считаю, могли и общефизическую подготовку — все прошли хорошо. Были нюансы на втором этапе при соверше­нии марш—броска, ведь не все кандида­ты проходили подготовку в учебном центре «Воловщина». Допустим, кур­санты факультета внутренних войск Во­енной академии, некоторые офицеры в/ч 3214 в силу служебных обязанностей не имели возможности принимать уча­стие в сборах кандидатов — занимались по профилю в пунктах постоянной дис­локации. И подтвердилась аксиома, проверенная годами: большинство тех, кто готовится к сдаче на берет индиви­дуально, марш—бросок не выдерживает. А те, кто занимался вместе в учебном центре, проходят этап более успешно.

    Были свои нюансы на этапе стрельбы. Солдаты из автомата стреляли неплохо. Из пистолета похуже — считаю, могли и

    получше. Сказывался и чисто психологи­ческий фактор. Прапорщик, к примеру, стреляет и не попадает. А солдат — попа­дает. Но ведь априори прапорщики стре­ляют из ПМ лучше солдат срочной служ­бы, так как тренируются с пистолетом ча­ще. А «срочник» готовился только в опре­деленные сроки и все выполнил. Значит, был более собран в короткий момент. Четвертый этап — спарринги — все от­стояли очень хорошо. Не было стыдно за военнослужащих. Не было моментов, когда кого—то «качали», «валяли», под­нимали. Думаю, это плоды введенного на первом этапе испытаний по инициа­тиве СОБРа отборочного тура. В ходе легких рукопашных боев профессиона­лы — мастера спорта, тренеры, оцени­вали, сможет ли кандидат достойно вес­ти бой на четвертом этапе. Уясняя, та­ким образом, кто и как будет себя вести на решающих спаррингах, мы стараем­ся исключить тяжелые травмы. С этой же целью ввели на спарринговом этапе и минутный перерыв между сменой свежих противников кандидата. Раньше ведь как было: с одним продержался, не успел дух перевести, а на него уже сле­дующий соперник летит!

    Как обстояли дела с травматизмом?

    —  Совсем его на таких испытаниях не исключить. Но в целом серьезных травм избежали. На четвертом этапе боец полу­чил нокдаун и смог продолжать бой. Но не было таких, которые потеряли созна­ние на длительное время, теряли ориен­тацию. Слава Богу, подобного мы избе­жали. Не было и потери сознания во вре­мя марш—броска из—за теплового удара.

    Товарищ полковник, слышал, что в спар­рингах, чего прежде не наблюдалось, при­нимали участие и «краповики»—омоновцы…

    — Многие сотрудники подразделений милиции специального назначения (ПМСН) — выходцы из внутренних войск, желают сдавать на краповый бе­рет. В этом году мы разрешили участие «краповиков»—омоновцев в поединках. До этого ограничивали круг бойцов, ис­пытывающих кандидатов, только воен­нослужащими внутренних войск. Одна­ко в Положении о квалификационных испытаниях есть такой пункт: каждый член Совета Краповых Беретов обязан принимать участие в четвертом этапе. И получалось так: бойца милицейского спецназа берем на сдачу, готовим его, он сдает на берет, а потом мы его не до­пускаем до участия на четвертом этапе. Парадокс! Вот в июне мы омоновцев и допустили. Естественно, это были под­готовленные сотрудники, которые по­стоянно занимаются рукопашным бо­ем, поддерживают форму. Вообще, я не видел пузатого обрюзгшего сотрудника ПМСН в краповом берете! Поэтому коллеги из милиции достойно, на рав­ных с другими приняли участие в спар­рингах. Тем самым мы расширяем круг убежденных сторонников нашей орга­низации, дух спецназовского братства. Всегда говорю коллегам, что мы долж­ны работать по системе колеса. У нас должна быть ось, а круг должен быть большой, в него должно входить боль­ше людей. Кто—то пусть и не сдаст на берет, но заразится идеей, поддержит ее. А замыкаться в себе, говорить, какие

    мы, 5 — 10 человек, классные, а осталь­ные берета недостойны — нельзя. Пото­му что в один прекрасный момент не из кого будет выбирать. Кто—то уходит на гражданку, люди увольняются, но кто—то должен оставаться в строю.

    — Вы говорили о некоторых новшест­вах на этапах «краповых» экзаменов. А в дальнейшем изменения планируете? В России, например, на испытаниях кандидаты в «краповики» совершают марш—броски в шлемах…

    —  Чтобы что—то вводить, необходимо это иметь. Нет у нас такой обширной материальной базы, а чтобы экипиро­вать кандидатов в защитные шлемы, бронежилеты, нужно располагать не ме­не чем полусотней единиц. Позволить себе «одолжить» такое количество бое­вых и учебных шлемов — не можем. По видам оружия есть некоторые замыслы, по условиям выполнения упражнений… Но пока ничего менять не будем. Оста­вим три вида — автомат, пистолет, пуле­мет. Ведь подготовить всестороннего специалиста за короткий промежуток времени немыслимо. Можно дать толь­ко какие—то основы. На данный момент нет необходимости включать в програм­му новые виды оружия. И нет такой ба­зы. Исходим из того, что имеем. Так как подготовка съедает определенное коли­чество матсредств.

    - Многие ваши коллеги из других спец­подразделений относятся к сдаче на кра- повый берет скептически. Довод у них таой: раз боец уже прошел отбор в силовую структуру, в спецназ, то уже доказал свой профессионализм, подготовленность. По­тому и нет якобы смысла в дополнитель­ных испытаниях. Что, Андрей Алексее­вич, ответите оппонентам?

    —  — Сдача на берет у нас происходит не по приказу. Это решение личное. И каж­дый нормальный боец, не имеющий возможности принимать участие в бое­вых действиях, хочет себя испытать. Ка­ждый работает на себя. Не мы его проверим не обходимо это иметь. Нет у нас такой обширной материальной базы, а чтобы экипиро­вать кандидатов в защитные шлемы, бронежилеты, нужно располагать не ме­не чем полусотней единиц. Позволить себе «одолжить» такое количество бое­вых и учебных шлемов — не можем. По видам оружия есть некоторые замыслы, по условиям выполнения упражнений… Но пока ничего менять не будем. Оста­вим три вида — автомат, пистолет, пуле­мет. Ведь подготовить всестороннего специалиста за короткий промежуток времени немыслимо. Можно дать толь­ко какие—то основы. На данный момент нет необходимости включать в програм­му новые виды оружия. И нет такой ба­зы. Исходим из того, что имеем. Так как подготовка съедает определенное коли­чество матсредств.

    — С предрассудками в отношении к краповым беретам наверняка сталкивались…

    —  У определенного круга лиц бытует представление, что краповые береты ту­пые, мозги у них отбиты. Даже некото­рые полковники с пренебрежением го­ворят: мол, «красные шапки» одели, а са­ми «никакие». И создают парням непри­емлемые условия для службы в некото­рых частях. Такие не могут принять тех, кто в чем—то лучше их. От зависти и клише: «Ты тупой, ты дурак». Но перед глазами — множество примеров, когда обладатель крапового берета успешно за­канчивает Военную академию, стано­вится офицером. Разве такой может быть «дубарем»? Такого не может быть. Он же учился, поступил в военный вуз вместе со всеми. А сколько обладателей крапо- вых беретов работают в силовых структу­рах и очень высокие посты занимают! По своему статусу и рангу выше, чем не­которые надутые товарищи из различ­ных организаций. Или могут с ними со­перничать на хорошем уровне. Так что в Краповом Братстве — умные, грамот­ные, порядочные, надежные офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты.

    —  Если не секрет, что вы говорите канди­датам перед началом сдачи на берет?

    —  Я им говорю, что они для меня все очень ценны, что они люди высокого уровня подготовки. Ими можно гордить­ся. И моя задача в таких беседах довести, что не надо бояться экзамена. Всегда хо­чу развеять мифы и слухи об опасностях, подводных камнях испытаний. Нужно настроить кандидатов так, чтобы они вы­шли на старт смело и спокойно. Как из­вестно, на краповый берет сдают сотруд­ники разных спецподразделений, но я внушаю им, что они в данный момент — одно целое. У них цель одна. И они под­держивают друг друга, оказывают по­мощь, подсказывают, нет злого противо­стояния. Есть предубеждение: дескать, если ты из другой части, то в в/ч 3214 не сдашь. Но я доношу до кандидатов, что все находятся в одинаковых условиях. Обязательно их морально поддержать ну­жно, подсказать что—то в определенный момент. Прошли те времена, когда на ис­пытаниях раздавались крики «убей», «до­бей» и тому подобные. В июне было пару таких выкриков, но я их обрубил. Крича­ли люди, которые до 2000 года сдавали. Практиковалось тогда такое отношение к кандидату, когда на него оказывалось психологическое давление: «Ты не сдашь, не сможешь!» Обработка приводила к оз­лобленности, ненависти. Но в Краповом Братстве идет процесс эволюции, мы не­гатив изживаем.

    «Краповый берет тяжело заслужить, за­воевать, но легко потерять». Андрей Алексеевич, что стоит за этим предупреждением?

    — С 1993 года успешно прошли испыта­ния более 600 человек. С тех пор около 10 членов нашей организации были ли­шены права ношения крапового берета. Совет Краповых Беретов может за опре­деленные проступки на полгода, год, полтора, а также бессрочно лишить пра­ва ношения крапового берета. И только совет может восстановить в статусе. Вот недавний пример: человек за проступок ходил без берета 2 года. По ходатайству определенного круга лиц Совета и после полугодичного рассмотрения, согласо­вания вопросов, общего собрания мы разрешили ему носить берет вновь.

    Наверное, квалификационные испыта­ния — не единственный «проект» вашей организации?

    —  У нас есть задачи по военно-патри­отическому воспитанию молодежи. При необходимости оказываем фи­нансовую помощь военнослужащим, получившим травму при сдаче на бе­рет, тем, кто попал в трудную ситуа­цию. Поступает спонсорская помощь через Белорусскую Ассоциацию вете­ранов подразделений специального назначения войск МВД «Честь». Встречаемся с молодежью, участвуем в показных выступлениях, ведь все-та­ки краповый берет — лицо спецподра­зделений внутренних войск.

    Часто молодые ребята, мечтающие о службе в элите войск, спорят, кто круче: «краповики» или «десантура»? «Черные береты» или «васильковые»? Как ответи­те на такие дискуссионные вопросы?

    — Спор абсолютно лишен смысла. Ведь у разных подразделений — разная специ­фика, свои задачи. Представители Крапового Братства в свое время достойно и ус­пешно выступили в 38—й отдельной гвар­дейской мобильной бригаде на сдаче на знак «Черного орла». Уверен, что если бы солдаты и офицеры-десантники захоте­ли, и была бы им предоставлена возмож­ность сдать на краповые береты, они бы ничем не хуже наших бойцов были. Бой­цы во всех спецподразделениях, как «пла­стилиновые». Лепи из них что хочешь, только создай для подготовки все условия. У элиты должны быть свой дух, традиции, символы, герои. Все это за один день не появится. И здесь велика роль личности. Если бы в свое время в «тридцатьдвойке» не было достойных офицеров, которые взяли на себя смелость и провели первые квалификационные испытания, сейчас бы не было Крапового Братства. Вместо символа, идеи, сильной организации бы­ло бы, наверное, что-то другое. По сути, обладатели краповых беретов — костяк отдельной бригады специального назна­чения. Готовы выполнить любые задачи. Они не смогут сделать шаг назад, если бу­дет команда «вперед».

    Журнал Спецназ

    Похожие материалы

    Оставить комментарий