Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 18:35 01.01.12
    Автор:  admin
    Рубрика: Лента новостей,Лента новостей 2,Новости

    Начало

    Ну, вот мы и подошли к заключительной части повествования. Насколько можно похоже были переданы ощущения курсанта учебного взвода из Печор на всем протяжении учебы. А сейчас разговор о последнем испытании. Экзамен.
    Все шесть месяцев пребывания в учебке были заточены под то, чтобы успешно сдать выпускные экзамены, и уже совершенно точно обрести принадлежность к спецназу ГРУ, ко всем рейнджерам, беретам зеленым, голубым, черным (и там еще какого цвета), и прочим дивностям. Да, деталь такая, у нас нет формы (камуфляж?? мабута?? комбез космический??). Нет ее формы  вообще никакой. И беретов нет (только для строя). Это правильно. Может же быть cекрет в жизни…
    Сами экзамены ничем не отличались от экзаменов в каком-нибудь колледже или на любом физкультурном факультете педучилища. Мы ходили строем, отдавали честь, проходили торжественным маршем, сдавали теоретические дисциплины, принимали и передавали радиограммы, отвечали на массу вопросов экзаменаторов, бегали стометровку, подтягивались. Ну что тут такого, скажете вы?  Совершенно верно. Печоры хранили в себе не один десяток засад. И тут они приберегли самую сногсшибательную.
    Наступал полевой экзамен. Навьючивались РД, станциями, всем остальным приличествующим снаряжением, и вперед. Ну, это уже конечно легко, после всего-то (всех прошедших шести месяцев), и даже вроде по приколу. Первый день в районе выхода занимались стройкой офигительного блиндажа (на взвод или полроты приют). Валили бревна, красиво их укладывали в стены (небольшого по величине) нами же отрытого саперными лопатами котлована, потом наращивали крышу и весь этот укрепленный пункт маскировали от глаз возможного «неприятеля» дерном и мхом. Первый день проходил заморочно, но это было в кайф. И там же жили. Комроты и замполит были с нами. А что вы думали? Они же «афганцы». Я их рассказы в ночи про то, как «тойоту» под Кандагаром оборудовали в пулеметную точку с ДШК и мочили «духов», ни на что не обменяю, вот оно, нормальное практическое пособие о ведении войны… Эта степень доверия высоко стоила. Т.е. судя по всему, мы уже были удостоены какого-то общения с «правильными спецназерами», и замечу, слушали на привале эти рассказы просто с открытыми ртами.
    После переночевки на вполне обустроенной дневке начинались всякие хлопоты.  Нужно было прокачать сеанс связи на выделенном оборудовании (Р394КМ), сдать экзамен по ЗОМП, там едреный  слезоточивый газ опробовать в противогаз, да и вообще на данном этапе запаривались неслабо. Хотя вкупе с несением службы в боевом охранении (наверное, мы мирное население от нас охраняли)  все это тоже не представляло какого-то слишком серьезного испытания. Хотя уже малость начинали действовать медленнее (там, в отличие от всяких предыдущих заморочек за полгода, было как-то все быстро и активно, а значит и уставали). Всем ставили отметки, какие-то промежуточные баллы. А это, извините, твой пригласительный билет в Лас-Вегас, пардон, в Бригаду.  Или, возможно, на пересылку. Все, точняк, старались.
    И вот он, наконец, наступал третий день нашего каламбура. С утра рано подъем, и рвем копыта на стрельбище. Там показываем реальную воинскую доблесть калибра пять сорок пять по выделенным целям. Вы знаете, если кто-то и  мазал малехо, так это больше от волнения. Бывает. Когда столько искушенных экспертов следит за твоей стрельбой, сложно не промазать. Был как-то случай в жизни, из детства. Ну, выехали на большие соревы по радиообмену, по «охоте на лис». Расположили точку радиообмена (Р109, обмен на три пункта, по кругу) прямо на сценической площадке в большом зале (на республиканских, в аккурат напротив стадиона «Динамо» в Тбилиси, и зрителей человек 200-250). В первый же день там на сцене у меня руку заклинило, ничего не мог принимать, ни передавать.  От волнения. Бывает. Вот и здесь примерно такой случай. Немного волновались…
    Потом было маленькое подведение итогов, все равно все стреляли отлично. И вот он, самый что ни на есть момент истины (поход имени партизанского соединения Ковпака, только на более высокой скорости).
    Отправляемся в путь. Командир не наш. Из соседнего взвода. И судя по всему, мы ему не очень пригожи. Когда начинаем скакать по маршруту, количество безумных вспышек и отжиманий зашкаливает. Иногда кажется, что ему даже в кайф нас где-то положить в лужу или заставить вспыхивать немного лишку. Это такое, типа, знакомство. А что вы умеете? Да, товарищ командир, умеем и не такое. Скорее всего, это командиры взводов так «знакомились» с личным составом (вполне возможно, что они маленькие прикольные счеты сводили, и хотели подколоть своего товарища офицера, после всего не исключаю такой возможности, и это была неумолимая система). Потом мы задней мыслью уже прикидывали, что же мог наделать с другим учебным взводом конкретно наш взводный. Он же тоже по ситуации мог замордовать  «чужой» взвод радистов-разведчиков. Хотя, с другой стороны, четыре года военного училища тоже отражались на мозговых извилинах, и он нам неоднократно и искренне рассказывал, как у них там все происходило (по ночам, в этом самом училище, вот дурь небывалая).  Тут мы были в курсе, как оно у них. Ну, просто богатейшая пища для размышлений и действий комитетам там всяких мамочек, сестер милосердия, кузенов и прочих сродственников…
    Тогда нам попался какой-то ненормальный маршрут. Я так понимаю, что свои маршруты не выбирают. Командир группы – самый главный человек. И у тебя только один выход – слушаться его беспрекословно и идти туда, куда он скажет. Поперли в болота. Вот тут самое настоящее озарение наступило. А сколько луж ранее в учебке нам помог избегнуть сержант? А сколько раз мы избегли всякого навоза и грунта мокрого? А сколько раз наш сержант проложил самый короткий (оптимальный) маршрут до части? Трудно сказать, как это отражалось на боеготовности, но это было уже очевидно. Наши капралы (сержанты то есть) действительно нас оберегали от каких-то уж серьезных испытаний. А здесь все было совершенно сложно.
    Маршрут пролегал очень точно. Через  Псковские болота. Поэтому месили говны отчаянно. Не скажу, что там забрались по горло в навозную жижу, но этот эпизод в своей жизни называю «а зори здесь тихие»… Прошли некоторое количество километров по беспросветной жиже. Все в дуплину мокрые, сапоги мокрые, сами как барабашки.  Чижало брат, бывает еще и не такое…
    Посуху отметились, грязищу из сапогов вылили, портянки проветрили, и вперед. И вот первая засада. Их было еще три на маршруте. Просто прилетают взрыв-пакеты и  шашки со слезоточивым газом (это такая забота о курсантах на экзамене, из неоткуда). Можно ползать, как урод, а можно и действовать. Пережили этот момент, фляга с водой, однако, важный амулет. Так, короткими для проформы постреляли… Далее посыпались вперед по маршруту. Ох, тут уже испытанные сапоги начинают сигналить в ноги (эй, товарищ, сейчас же сними сапог, или потом не выживешь). А нам какое дело? У нас боевое задание.
    Потом мы суетились по каким-то эстонским делянкам и полесьям, только командир группы и замок (возможно) были в курсе, куда же мы там заряжаем. Хотя, мне кажется, пару раз отклонились от направления (я же ездил на соревы по ориентированию ранее в юности, уже мог понять, как нам от маршрута пришлось завернуть, но помощь не предлагал, все же курсант, субординация, а хотелось____).  Вот так, дьявол, в сырых сапожищах бежим  далее. Наконец, спаси нас и сохрани, добрались до промежуточного пункта с едой. Полевая кухня, абзац полный, борщ (БОРЩ!!), и даже сметана (СМЕТАНА!), вкуснейшая гречневая каша с тушенкой (ГРЕЧА С ТУШЕНКОЙ!) … Хочешь набить желудок? Попытайся, и сразу сойдешь с дистанции. Посмотрели на это вкуснопахнующее волшебство, полежали ногам вверх  в клубах и запахах  жизнеутверждающей еды,  и побегли далее. Так, киселя хлебнули малехо, и батоном запаслись (верное средство от невзгод, углеводы все-таки). Вот такой обед на трассе …
    Скажем так. Третья засада с каким-то слезоточивым газом нам была уже совершенно фиолетова. Противогаз и так был под рукой. И нас уже было реально не удивить разными приколами, разбрасываемыми с бешеного Урала, или из подтишка (из конкретной засады, кстати, более опытными коллегами). Нас было не удивить никакими автоматными или пулеметными очередями. Нам уже было все пофигу.  Хвост только по-ветру, только домой! В часть! А до дома оставалось километров несколько (или несколько десятков). Иногда даже могло показаться и несколько сотен. И если бы нам предоставили взвод (или роту) морской пехоты США, чтобы вы думали, как мы поступили?? Порвали бы просто в клочья и на лоскуты!! Нас уже ничто не могло остановить по дороге к «дому»!!! Какие там «морские котики»?? Есть такое состояние – «кураж». Это когда у тебя открывается второе дыхание. У нас оно уже в тренировочном цикле открывалось неоднократно и раньше. И третье дыхание, и четвертое, и там сбейтесь со счету. У человеческого организма есть незадокументированные возможности. На этом выходе мы постигали важное. Количество открывающихся дыханий было бесконечно…
    Да,  и вы думаете, мы понимали что вокруг твориться? Вроде, уже сапожищи истоптаны донельзя, «вросли в ноги» за полгода (как говориться).  Нет, не тут-то было. Таких заходов в «по пояс и по самое небалуй в болото», у нас точно не бывало. И здесь уже мысли появлялись: а ведь правда, можно сапоги и получше чистить, крем в них втирать жирно и методично, шнурочки прочней завязывать,  они же у нас со шнуровкой), вообще ноги беречь и портянки чаще стирать (вот они простейшие сержантские премудрости, задним умом, как говориться)…
    Фиг там. На выходе все уже сбоку. Ты не принадлежишь самому себе (как и всегда, впрочем). Нужно рвать вперед, и вперед, и только вперед. И твои сапоги всем тоже абсолютно непонятны, сам за ними следи,  друже, а сейчас куда кривая выведет…
    Кстати, одна маленькая деталь из жизни учебки и, возможно, спецназа ГРУ. Перед этими заморочками с беготней на неприличные дистанции была такая разнарядка. Типа, совершенно неофициально разрешено на пробег (тот самый) одевать любую обувку, хоть кроссовки, хоть берцы, хоть чуни, хоть лаптейки, короче, что угодно. Мы же были запаренные бойцы. Не поверили. Да и время было маловато, чтобы кроссы откопать или заказать.  В своих родных сапожищах так все и бежали. Сапоги живут по Уставу 8 месяцев. К концу нашей учебки они приходили в полную непригодность (так как были рассчитаны на ОБЫЧНОГО военнослужащего Советской Армии), а мы были реально ненормальные, с НЕ–НОР-МАЛЬ-НЫМ ежедневным пробегом. Зато обувка садилась по ноге шикарно. Сапожок твой просто обтекал ногу, так все усаживалось за эти месяцы борьбы с армейским турслетом. Как-то был случай, одел чужие сапогищи, хоть и своего размера, да чуть ногу не сломал. Вот так, кто-то подлаживает армейский вертолет или подлодку под командира, а тут поймите ситуацию, и сапоги нуждаются в носителе строго определенной фактуры (и это не шутка для прошедших незабываемые 2 года, или более того). Офицеры и сержанты были более подготовлены к нашему рандеву, кто в полусапогах, кто в кроссах, кто берцах, и были даже пижоны, субчики в кедах. Все равно всем приходилось несладко.
    На тридцатом, или около того, километре пробега начинались глюки. Каждый просился в корабль инопланетян или хотя бы в санитарный Урал. Он шел тоже за нами на отдалении. И подбирал доходяг. А что еще делать? Такое испытание для настоящих мужчин, а тут кто-то сливался в зюзю. Понятно, что у попавших в этот Урал тема была почти закрыта (ну, типа, на пересылку, и в железнодорожные войска).  Жаль. Бывает. А мы там накручивали далее (и километр за километром). И командир уже не шалил, понимал, что вообщем-то неплохо взводу все-таки дойти до конечного пункта. А этот пункт был совсем неблизко. А он (кэп), судя по всему, накосячил с компасом (а может и нет, задание такое было), волновался сам что-ли, простительно…
    Рвали когти хорошо. Потом голова расширялась до невероятного объема, ноги раздувались, думать уже ни о чем не хотелось. А вот пить хотелось, как в великую засуху. Конечно, ужас на «тропе войны». По пути в населенных пунктах были колодцы. Командир не пил, только воду нюхал. А кое-кто был и горазд водицы заправить. Вот в этом Урале и поехал домой…
    Наступали всякие приколы. И автомат взять у товарища, и фляга, бывает, тянет, и мсл, и эрдэшка. Да уж, в упор не помню, как мы все-таки преодолели этот чертов рубеж, но сдюжили. Приползли в Печоры каким-то образом, и кажется, в полном отрубе. Мысли редкие такие, путаные, «добраться до расположения, сдать оружие, ножки помыть. И спать за всю мазуту (сутки-другие)».
    Вот так примерно попадали служить туда, куда вам очень и очень хотелось.  А сейчас, после нашего многокилометрового выхода, еще немного просвещу. Вы думаете, мы засыпали с БРЕНДОМ «Спецназ»?? Заблуждаетесь, и очень на большую стремную величину. В башке было только одно. Сейчас все детки съежатся. Термин был такой, «Спецнавоз». Объясню, зачем и почему. Во-первых, у нас был конкретный отвоз продуктов жизнедеятельности, как бы, в телеге, бачки с отходами из столовой туда-сюда,  была такая телега и лошадь! Это все шутки и ирония.
    Другое значение этого термина следующее. ТЫ – уже солдат невидимой войны, срок жизни твой – весьма незначительный, и, судя по всему, ты там, где прикажут, а если не повезет, то такая уж судьба.  Одноразовый солдат. И мы к этому готовы. Хотите что-то рассказать про японских камикадзе? Хотите рассказать про красивую гламурную эвакуацию на вертолете после задания  из замечательных америкосовских фильмов? Валяйте… Т.е по баварскому счету мы все – «спецнавоз»… И эвакуация в большинстве случаев, строго пешадралом (если повезет)…
    Эта тема проходила красной нитью через всю учебку, и поверьте, все кто прошел ее, эту учебку, готов к любому развитию событий в своей яркой жизни. Думаю, в подтверждении не нуждается…
    Кто хочет возразить??
    Забудьте навсегда популярное словечко, забудьте как оно выглядит в модных газетах, журналах и на татуировках. Его нет в природе. Пришел в расположение, снял сапожок с ноги и все ясно. Картина маслом. Слабонервным и любителям боевиков лучше не смотреть. Вид совсем неправильный.
    Для справки. Мы тогда по болотам прошли 6 км, по суше в Эстонии  – 35 км., есть данные, что количество км было больше. Просто негоже было писать там в ведомости большую цифирь (не по уставу). Поэтому более точная общая финальная цифра – 50 км.
    На следующий день после выхода в учебке был выходной. В расположениях был только один звук – конкретный храп. К обеду часть уже тупо и еле-еле выходила как будто бы строем. Но прикалывал один момент. Более половины личного состава были в тапочках. И сержанты, и курсанты (возможно, и у офицеров тоже была ситуация с ногами, но виду никто не подавал). В санчасть нетерпеливая очередь. Коновал, наш фельдшер с ветеринарным образованием, резал многослойные мозоли и натертыши, все это густо заливалось йодом, зеленкой и кучей порошков, перебинтовывалось. Короче, копыта нуждались в обслуживании.
    Вот был такой момент. За все время учебки совершенно не поощрялось ходить в тапках, но рано или поздно это случалось с каждым из нас (беготни было много, и не натереть мозоли – уже большая удача). Ты получал уничижительное прозвище «тапочник» и мера презрения к тебе была просто невероятна. Ну, может быть на денек в санчасть, а потом тащить службу со всеми (есть у тебя недомогание или нет). После такого разгромного выхода в тех тапках была сама суть, некий знак. Значит, как бы, испытал почем фунт лиха (пробежал свою дистанцию).
    Вот после всего у нас начиналась сама жизнь. Так, на пару недель. Иногда казалось, что все курсанты предоставлены самим себе. Длилась эта эйфория недолго. Мы могли уже спокойно рассекать по части, все уже было до нельзя знакомо, понимали, как нужно у штаба отдавать честь (наградой был чипок с пирожками), понимали, что старослужащие из 10 и 11 роты могут «отдыхать», кое-кому можно и в душу прописать, что не стоит с любым младшим сержантом из школы прапорщиков долго выяснять взаимоотношения, а послать его очень и очень далеко (это же не твой непосредственный начальник). Ну и все такое. Обследовали кучи своих нычек, курили, болтали, валяли дурака, саботировали все, что только возможно, и занимались просто незатейливыми солдатскими делами. И это было круто.
    Вскоре приезжали «покупатели» из Бригад. Тут разговор был очень короткий. Это не военкомат. Так, на глазок, по личным делам и по успехам, ты быстро бывал определен к конкретному подразделению, конкретной Бригаде. Думаете, совершенным большинством стремились попасть в учебку сержантом? Нам, вроде, и так здесь все было ясно. Поэтому стремились из Печор, как из  страшной сказки. Куда подальше…
    Одной из замечательных традиций – было посвистеть на дорожку. Провожали наших уже уезжающих товарищей со взвода или роты (вот ведь, сроднились как-бы). Собирались всем гуртом и громко толпой свистели. Вопреки одной пословице.. И что такого, спросите вы?
    Честно говоря, свист не совсем удавался. Душу и тело раздирали самые противоречивые чувства,  наповал. С одной стороны, ты уже что-то пережил непонятное и яркое действие, с другой стороны, вроде, и пора в дорогу… И дураку было ясно, какой-то этап твоей жизни пройден, и судя по всему, не забудется уже никогда. И вот тебя покидают твои товарищи, с которыми ты тут все перенес (плохо ли, хорошо). Но сердито и по-взрослому.
    Свист просто застревал в глотке, и хотелось плакать, душу разрывало на части. У кое-кого были слезы на глазах. А слезы бывали за эти полгода, чего греха таить. Эти были совсем ненормальные. Потом уже такое ощущение: повыть на луну! Вот так прощались. Всего-то делов, полгодика вместе хлеб-кашу похлебать, зато какой резонансный момент.
    Кто-то в Изяслав, в Марьину Горку, в Чучково, в Германию (Группа Советских войск еще жива была и действовала), в Промежицы, в Кировоград, в еще там много было куда. Целый калейдоскоп адресатов. До сих пор храню эти полевые почты и прочее письмоводительство.
    У меня тоже случилось это событие. Вызвал командир роты, объявил, что отправляюсь служить в совершенно доблестную исключительную (произносить с благоговением), ——————– Десятую роту в городе Печоры. В 1071 отдельном учебном полку специального назначения. В воинской части 51064. О Небо!! О,______ не понимаю, ______, какого __________!! Много ненормативной лексики было…
    Вот так пришвартовали еще на полтора года к Печорам. Но знаете, что скажу? Первые недели просто довел командира Десятой роты рапортами. Ну, не хотел с этим смириться. В жизни же есть всегда место подвигу? А теперь уже думаю, какой дуралей? Более интересного места службы судьба не могла предложить.     Но это уже совершенно другая история…

    Похожие материалы


    Комментарии (3)

    • admin:

      Спасибо за очередной шикарный материал, есть парочку вопросов…
      1. В процентном соотношение, сколько примерно сходило с такой дистанции и не попадало в бригады спецназа, а переходили в другие войска?
      2. Почему кто пил воду ехал на урале? На кроссе,посреди его нельзя пить только горло полоскать?
      3. «Другое значение этого термина следующее. ТЫ – уже солдат невидимой войны, срок жизни твой – весьма незначительный, и, судя по всему, ты там, где прикажут, а если не повезет, то такая уж судьба. Одноразовый солдат. И мы к этому готовы» Главное почему вы были готовы, если можно одним предложением ответить ….
      4. Понятно конечно что глупый вопрос, но всё-таки, были ли какая-то бригада в которую большинство стремились? Лучшая, среди лучших?

      • Boris:

        Как в Чирчике:
        1. крайне мало
        2. воду взять было негде с флягами марш-броски не бегали
        3. А никто и не спрашивал насколько ты разовый – соддат да и все
        4. А кто знал какая лучшая?!..

    • admin:

      спасибо за ответы!

    Оставить комментарий