Люди

"Осколки «неизвестных» войн."

aaa

«Экспонатам приказано гово­рить» — под таким заголовком в позапрошлом номере «Спецназа» был опубликован материал о созда­нии уникальной экспозиции, кото­рая разместится в новом здании Белорусского государственного музея истории Великой Отече­ственной войны. Со страниц жур­нала организаторы экспозиции …

"Горячее сердце разведчика Юшкевича"

ush3

Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, …

"Нужны врачеватели солдатских душ"

tq

АФГАНСКАЯ тема сегодня везде — в газетах, выпусках теленовостей, на сайтах. Выходки американских сол­дат, протесты афганцев, угрозы тали­бов, теракты, новые виды оружия и экипировки войск коалиции… Ка­жется, молодое поколение о сего­дняшних событиях, натовских коммандос в …

Даты

14/10

1962
Начался «Кубинский ракетный кризис». Кеннеди в выступлении по радио заявляет, что СССР построил на Кубе ракетную базу. Он объявляет о начале морской блокады острова для предотвращения поставок на Кубу новых советских ракет …

13/10

13 октября
1960
Произошла первая авария ядерной установки (течь парогенератора ядерной энергоустановки) на атомной подводной лодке «К-8» в море. Экипаж с аварией справился, лодка самостоятельно вернулась на базу.
1944
Войска 2-го (генерал армии И.И. Масленников) и 3-го …

12/10

12 Октября
1982
Выведением на орбиту 3 космических аппаратов (Космос-1413, -1414, -1415) Военно-космические силы приступили к созданию космической навигационной системы второго поколения «Глонасс».
1967
Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, которым, в …

Медиа

Фото недели
 

Последние комментарии

  • Загрузка...
  • 12:51 09.17.12
    Автор:  admin
    Рубрика: Лента новостей,Лента новостей 2,Люди

    Вечернее июньское небо разорвалось тревожными всполохами. Минск бомбили весь следующий день – все началось с налета огромной армады более чем сорока вражеских самолетов. В считанные мгновения город превратился в огромный костер. После бомбежки полыхали дома, многие из жителей белорусской столицы были заживо погребены в руинах. В воздухе стоял нестерпимый смрад густой запас гари, дыма и паленого человеческого мяса. Так начиналась война для юного Генки Юшкевича, которого за строптивый нрав уличные ребята прозвали Ёжиком

    В оккупации

    Мать Генки, Елизавета Константиновна, до войны была балериной в танцевальной группе при дворе графа Воронцова. После разгрома армии Врангеля в тех местах начался голод – так высокопоставленное семейство оказалось в хлебной Белоруссии. Впоследствии, благодаря владению испанским языком и стенографией, грамотная и образованная женщина стала личным секретарем наркома просвещения Белорусской ССР. Во время первой бомбежки Минска, Елизавета Юшкевич вместе с другими рядовыми работницами наркомата тушила «зажигалки» на крыше Дома Правительства – бомбы хватали огромными щипцами и бросали в специально подготовленные ящики с песком.

    Весь груз военного лихолетья лег именно на них – простых жителей города. Вместе с другими работниками, сразу после начала немецкой оккупации Лиза Юшкевич вошла в состав группы сопротивления. Вскоре Генка лишился матери: в сентябре 1941 года она была схвачена гестаповцами прямо на улице и отправлена в стены Минской тюрьмы. Так рано повзрослевший Ёжик стал воспитанником детского дома №4. Поздними ночами мальчишка часто вспоминал ласковые материнские руки, привычные игры во дворе под старой липой. Но однажды в руки начальника детдома – ярого фашистского пособника -попала странная записка. На обрывке газеты прерывистым почерком были написаны слова: «Сыночек, если можешь, помоги хлебом и передай что-нибудь тепленькое» . Вердикт Фараона – так прозвали мальчишки начальника – был очевиден: «Большевистский выкормыш!» – сердито прорычал он и наотмашь ударил плеткой побледневшего Генку. Оставаться здесь дальше было опасно: ночью по веревке, сплетенной из связанных простыней, парнишка выбрался из окна второго этажа на тротуар и растворился во тьме.

    Партизанский связной

    После удачного побега Ёжик отправился к своим знакомым в деревню Сенница. Там он зарабатывал на жизнь трудом сельского пастушка. К тому же, мальчонка так ловко играл на гармошке, что ни одна деревенская вечеринка не обходилась без юного гармониста. Однако без дела прозябать на деревенском пастбище у Генки желания не было – он решил отправиться в ближний лес, к партизанам. Распрощавшись с хозяевами, ранним ноябрьским утром паренек зашагал на запад в сторону Дзержинска. Неподалеку от деревеньки Ляховичи ему необычайно повезло: местный пацан пообещал организовать встречу с партизанами.

    - Как только стемнеет, ты сам увидишь партизан: они будут ехать на повозке, – шепнул ему Валик.

    Вечером по грунтовой дороге застучали колеса. Сердце мальчишки тревожно забилось. На повозке сидели двое мужчин с винтовками. Партизаны – сразу догадался смышленый Генка. Поравнявшись с повозкой, он начал проситься с бойцами в лес.

    - Да куда тебе – еще ведь до винтовки не дорос, – засмеялся один из бойцов. Но малец был непреклонен.

    Вскоре к партизанской повозке приблизился верховой. Наполеон Ридевский – разведчик спецразведгруппы «Чайка» от разведотдела Западного фронта – предложил Ёжику встретиться вечером за деревней и поговорить подробнее. В сумерках, в густом орешнике Генка поведал партизану всю свою небольшую биографию. Рассказал о казненной гестаповцами матери, о побеге из детского дома. Было решено – пусть пока паренек остается в деревне. Партизаны начали давать ему довольно серьезные поручения: не по годам смышленый мальчишка ходил на явки, передавал агентурную почту. Так пятнадцатилетний Геннадий Юшкевич стал партизанским связным. Приходилось ему отправляться на связь в Негорелое, Минск, Дзержинск. Генка добывал не только агентурные сведения, но и оружие, а также нужные для работы разведгруппы вещи. Строгая конспирация и жесткая дисциплина сделали его серьезным и собранным. А прирожденные находчивость и смекалка определили дальнейшую судьбу – судьбу разведчика.

    Парашюты на деревьях

    В двадцатых числах июля 1944 года бойцов спецразведгруппы «Чайка» отозвали в Смоленск. Однако по прибытию в разведотдел штаба 3-го Белорусского фронта, кадровики, узнав, что боец Юшкевич несовершеннолетний, тут же отчислили его из военной разведки, предложив взамен учебу на курсах киномехаников.

    - Воевать не твое дело, тебе учиться надо, – наставительно говорил представитель руководства отдела по фамилии Чернов. Ты еще не призывного возраста.

    На глазах у подростка стояли слезы. Упрямому мальчишке пошли навстречу и дали направление в ближайшую зенитно-артиллерийскую часть. На Юшкевича подготовили сопроводительные бумаги: характеристику, продуктовые и наградные документы. В документах говорилось, что Гена, выполняя спецзадание командования, вел себя как дисциплинированный и смелый боец. Однако по дороге в часть Ёжик увидел полуторку, которая двигалась по шоссе. В кузове автомобиля сидели его верные друзья-партизаны. Не долго думая, мальчишка рванулся к машине и мигом перемахнул через борт. Дальнейшая судьба юного бойца была предрешена.

    -  Поехали с нами, – сказал командир отряда Павел Крылатых. Попутным транспортом добрались до деревни Залесье под Сморгонью. Бойцам выдали вооружение, сухой паек и экипировку. Командир отряда убедил вышестоящее начальство в том, что Юшкевича можно использовать при выполнении боевых заданий, а в автобиографии парень накинул себе несколько лет. После небольших формальностей Геннадия включили десятым в состав группы Джек. О том, какое задание им предстоит выполнять, Генка только догадывался. Однако вскоре все определилось само собой.

    Диверсионно-разведывательная группа «Джек» десантировалась с борта самолета на территории Восточной Пруссии. В глубоком тылу форпоста фашистской Германии, неподалеку от гитлеровской ставки Волчье логово полиция и народное ополчение Фольксштурм находились в состоянии повышенной боевой готовности. Обстановка для проведения разведывательных операций была далеко не самая удачная. К тому же, в самом начале своих действий на немецкой территории группа Джек понесла серьезную потерю: от вражеской пули погиб командир группы Павел Крылатых. Один из разведчиков снял с тела командира простреленный пиджак и протянул его Генке:

    - Надень и носи. Пуля дважды в одно место не попадает. Ты самый молодой – тебе обязательно нужно выжить. Слова боевого товарища оказались пророческими: пройдя сквозь тысячу смертей, Геннадий Юшкевич вернулся в разведотдел в командирском пиджаке, простреленном навылет.

    Отваге и профессионализму пятнадцатилетнего паренька могли позавидовать даже матерые вояки. Но было в нем еще одно качество, которое ставило его на одну ногу со взрослыми бойцами-разведчиками: чувство товарищества. Глубокой ночью в конце сентября 1944 года неподалеку от урочища Папушинен бойцы разведывательной группы Джек попали в засаду. Переводчик группы и давний соратник Генки Наполеон Ридевский был тяжело контужен. Будучи не в состоянии передвигаться, он позвал товарищей на помощь. Бойца перенесли в менее опасную зону, оказали помощь. Однако задание превыше всего – группе нужно было действовать. А раненого не бросишь. Решено было оставить с пострадавшим кого-либо из бойцов. «Сам погибай, а товарища выручай» – крутилась в голове у Ёжика запомнившаяся с детства фраза. Мальчишка решил остаться со старым другом на позициях врага, без радиосвязи, теплой одежды и продуктов питания. Медленно, буквально по метру двигались они к отмеченной точке – явочному пункту «почтовый ящик №2». Сначала небольшое расстояние проходил Юшкевич, затем, если ничего подозрительного не замечал, возвращался за раненым товарищем:  тащить его приходилось почти что волоком.

    А с 1 октября 1944 года оба друга – Геннадий Юшкевич и Наполеон Ридевский на основании радиограммы разведгруппы «Джек», содержащей сообщение, что те пропали без вести, были официально исключены из списков данной группы. К слову, в то время формулировка пропавший без вести была равна словам изменник Родины. Однако 18 марта 1945 года родная сестра разведчика Юшкевича Юлия получила письмо майора Василия Шаповалова из военной части 83462. «Дорогая Юля, – говорилось в тексте, – Я вам сообщал, что не надо терять надежду. Ваш брат Геннадий вернулся. Жив и здоров. Сейчас находится в нашей части, отдыхает. Безусловно, напишет Вам письмо. Так что ждите весточки». Как выяснилось впоследствии, уставшие и измученные голодом бойцы Ридевский и Юшкевич, выполняя задание, дождались встречи с советскими солдатами. Разведчиков отвели в штаб 39-й армии. Так последним оставшимся в живых из группы Джек довелось вернуться на родину.

    Самое большое счастье, подаренное нам это жизнь

    Эти слова своего верного друга Наполеона Ридевского разведчик Геннадий Юшкевич вспоминал всякий раз, когда судьба ставила перед ним очередное препятствие. Безусловно, служба в разведке наложила серьезный отпечаток на дальнейшую судьбу юного партизана. Однако все, чего ему удавалось достичь, он достигал собственным упорным трудом. Геннадий Владимирович после демобилизации окончил с отличием офицерскую школу, юридический факультет Белгосуниверситета с красным дипломом. Немало было у опытного самбиста и спортивных побед.

    После производства в 1949 году в офицеры Геннадий Юшкевич служил оперуполномоченным Управления по борьбе с бандитизмом МВД БССР. Времена были тяжелые – по всей стране творили кровавые злодеяния банды нацистов. В уничтожении организованных бандформирований, в том числе и Армии Краевой, участвовал и бывший разведчик. Затем в течение четырех лет опытный боец работал в уголовном розыске Управления милиции города Минска. На счету у подполковника милиции в отставке ныне немало раскрытых запутанных дел. Случалось и ликвидировать недоработки менее опытных сотрудников, и спасать жизни невиновным. И даже после выхода на пенсию Геннадий Владимирович не оставил активную деятельность: с 1990 года он является президентом общественной организации «Белорусский фонд SOS-детская деревня». Немало теплых стихотворных строк посвятил ветеран своим маленьким подопечным.

    - Когда я иду мимо магазинов по солнечным улицам родного Минска и чувствую горячий запах свежеиспеченного хлеба, нет большего счастья, чем знать, что все это – мир, хлеб и солнце – досталось нашим детям, – говорит бывалый солдат. – Не приведи Господь никому из них взглянуть в суровое лицо войны.

    Автор: Елена Харламова

    Похожие материалы

    Теги

    Оставить комментарий